НАТО, Балканы и Крым: константы силы и изменчивые «принципы»

09-11-2018

Современная сила боится высказываний в облике своей откровенной сути.

Чтобы прикрыть истинную кровожадность, она окружает себя оболочкой псевдо-гуманизма. Меж тем, непредсказуемая диалектика развития мировой системы бросает серьезные вызовы силе. Нередко происходит так, что некоторые принципы, изначально созданные, чтобы помочь решению задач силы, непреодолимым препятствием оборачиваются против нее же. И что тогда происходит? Тогда искусственно конструируются детали где-то на грани реальности, ведутся раскопки в пожелтевших от времени исторических заметках на полях, ищутся тонкие нити аналогий. А все для того, чтобы объяснить, почему как раз именно в этой ситуации «принцип» можно оживить. И так до тех пор, пока не будет достигнута цель. Так что, по сути, остается только один действующий принцип, который олицетворяет мировую политическую и историческую сцену, — принцип голой, необузданной силы.

Еще гаже страха и ужаса самой силы — поведение тех, которые ее защищают «согласно служебным обязанностям». Их легко узнать. Это чаще всего скользкие и избалованные НАТО-прихвостни, лицемеры с менталитетом продавца в зеленной лавке. Все, что они говорят и в чем вас убеждают, происходит напрямую из «онтологической» глубины толстой кишки. Это мера их интеллектуальных и человеческих способностей.

Возможно, процесс распада бывшей СФРЮ — один из самых показательных примеров лжи и лицемерия защитников «принципов» международного права. Пока Запад верил, что внутренние связующие силы югославского государства достаточно сильны, он поддерживал принцип неизменности границ и конституционного порядка СФРЮ. Когда на Западе решили, что Югославия достаточно слаба, чтобы ее развалить, тогда сепаратистские движения в Хорватии и Словении увенчаны «принципом самоопределения народов».

Меж тем, когда влахи в Хорватии и БиГ догадались, что и они, как конституционные народы, могут использовать схожий механизм в своих интересах, Запад признал Хорватию и БиГ в их административных границах, вновь вернувшись к принципу нерушимости границ. На примере Косово США и их сателлиты, после применения сценария «Хвост виляет собакой» (обязательно посмотрите этот фильм 1997 года, в нем множество отсылок к американской модели ведения политики), временно отодвинули на задний план принцип суверенитета и нерушимости границ, чтобы вновь вернуться к самоопределению народа. Немного странно, что действие того же принципа простиралось только до границы с БиГ. То есть, получается, Республика Сербская была и остается «чем-то другим».

Тем не менее, это глобальное лицемерие не привело к полному уничтожению сербской государственности. Для этого, радикализуя политику ad hoc принципиальности, сначала уничтожили принцип, запрещавший военные действия без санкций СБ ООН, затем запрет на использование кассетных бомб и снарядов с обедненным ураном (число умерших от раковых заболеваний на территории бывшей Сербии и Черногории с 1999 года выросло на 180%), ну и, напоследок, принцип, не допускавший уничтожение гражданских целей, таких как больницы, жилые дома, детские садики, сельские мосты. Но и несмотря на это, до конца свой план они не реализовали.

Хотя и поневоле, они все-таки проголосовали за Резолюцию СБ ООН № 1244, гарантирующую суверенитет СРЮ с Косово и Метохией в своем составе. Затем, следуя своей модели политики обмана, растоптали и этот принцип, и спустя несколько лет, вопреки резолюции, за которую поднимали руки, сначала вдохновили на отъем части территории Сербии, а затем и формально признали этот акт. Помимо этого, послали распоряжение и бесхребетным балканским лакеям сделать то же.

Когда недавно народ Крыма, на основании принципа самоопределения, решил вернуться в своей исторический дом (Хрущёв в 1954 году административным решением, нарушая тогдашнюю конституцию СССР, отдал Крым Украине) и тем самым высказать свое отношение к пронацистской и отчетливо антироссийской власти, которую США поставили в Киеве, тогда опять актуализирован «принцип» нерушимости границ и территориальной целостности. Опять сыграть свою роль приглашены местные лакеи. В этот раз им пришлось противостоять тому, что несколько лет назад они поддержали! Покорный, гибкий позвоночник согнулся в другую сторону, вместо правой брови поднялась левая, и они осудили Россию, так как та признала волю народа Крыма. Россия, по их мнению, видимо, ошиблась, так как не засыпала Крым бомбами, как это делает любая «зрелая демократия».

Надо знать и упорно повторять, что пламенные защитники западного лицемерия — прямые идеологические наследники преступников Зиданого моста (где в конце Второй мировой партизаны расстреляли несколько тысяч противников будущего коммунистического режима, в основном сербов и черногорцев — прим. пер.) и Голого отока (в конце 1940-х — лагерь для политических противников Тито: сторонников Сталина, монархистов, деятелей королевской Югославии — прим.пер.), наследники чудовищной тоталитарной системы, в которой человек более 50 лет был орудием, а его свобода грубо и систематически давилась сапогом диктатуры. Как раз те, которые разделяют «ценности» бессовестного и массового убийства на планете (NATO Air — Just do it!), регулярно водружают над головами ореол гуманизма, демократии и процветания.

Существует лишь одно проявление человеческого ничтожества ниже того, которое убило 3-летнюю Милицу Ракич в Батайнице, детей на мосту в центре черногорского Мурина и тысячи других невинных людей, погибших либо от НАТО-бомб, либо от последствий бомбардировок обедненным ураном в 1999 году. Это те, кто призывает нас присоединиться к убийцам наших детей. Чтобы тем, символически, но дьявольскими методами, правда, в этот раз уже по своему собственному желанию, мы убили наших детей. А после этого мы, бездушные, как и нелюди-распорядители, будем готовы убивать детей других народов. Каких? Каких хозяин прикажет: иранского, сирийского, русского.

Я не хочу создавать иллюзию нормальности, участвуя в «обмене мнениями» о НАТО с пропагандистами блока. Их «мнение» — это только социальная и политическая ширма, за которой таится моральный облик, к которому я испытываю глубочайшее презрение. На этот фарс, на эту догму, что «все дозволено», я не могу согласиться.