«НАТО ослабло настолько, что не способно принимать решения»

19-10-2018

Грузия усиленно готовится к предстоящему в Уэльсе саммиту НАТО. Впрочем, уже ясно, что в сентябре альянс не предоставит стране вожделенный MAP — план действий по вступлению в НАТО. Вместо него, Тбилиси предлагают некий промежуточный вариант: «Усиленное сотрудничество», предусматривающее увеличение персонала в тбилисском «связном офисе» НАТО, который непонятно чем занимается, дальнейшее обучение грузинских частей западными инструкторами и включение грузинских подразделений в «силы быстрого реагирования НАТО».

Главный редактор независимого военно-аналитического журнала «Арсенали», Ираклий Аладашвили сказал в интервью «Вестнику Кавказа», что Североатлантический альянс, по сути, расписывается в своей неспособности хоть что-то противопоставить растущему влиянию России на пространстве СНГ.

— Ираклий, на Ваш взгляд, что означает последнее решение НАТО предоставить Грузии «усиленное сотрудничество» вместо «дорожной карты по вступлению в альянс»?

— Это как раз тот случай, когда я вынужден выступить в качестве политолога, а не военного эксперта, хотя всегда воздерживался от политических комментариев. Непонятно, что означает «усиленное сотрудничество?». На самом деле, это словесное прикрытие той реальности, что НАТО делает все для непредоставления Грузии «дорожной карты», но так, чтобы при этом и Грузия не очень обижалось. То есть они ищут некий «срединный вариант» там, где его просто по определению быть не может. На мой взгляд, это в корне неправильно, тем более, на фоне происходящего на Украине, когда весь мир ждет веского слова от Североатлантического альянса.

Получается, НАТО очень ослабло. Ослабло настолько, что не способно принимать решения. В свое время, MAP получили страны, которые во многом отставали от современной Грузии в военном плане и по многим другим параметрам.

— Но ведь речь идет об «усилении связного офиса НАТО в Грузии» и дальнейшей тренировке грузинских подразделений…

— Никто и ничто не мешало НАТО усиливать этот офис. Хотя, не совсем понятно, что имеется в виду под «усилением офиса». Что касается помощи вооруженным силам Грузии – вовсе не обязательно превращать ее в идеальную армию. Идеальным вообще ничто не бывает. Если бы Грузия стала членом НАТО, грузинская армия вошла бы в структуру НАТО и приближалась к стандартам постепенно. Хотя, я не думаю, что армии стран-членов НАТО сами соответствуют высоким стандартам. Все последние годы, военные бюджеты стран альянса уменьшались на 15%. Боеспособность армий многих ведущих стран НАТО вызывает у меня большие сомнения.

— Было много разговоров о размещении в Грузии неких «противовоздушных систем НАТО». Об этом заявил министр обороны Ираклий Аласания.

— Подчеркнем: речь идет о противовоздушной, а не противоракетной обороне, как об этом сообщалось во многих СМИ. Генеральный секретарь НАТО открытым текстом сказал после сотого вопроса на этот счет: «Североатлантический альянс никому не может ничего дать. Возможно, какая-либо страна, член альянса, может что-то передать другой стране, но это решение конкретного государства-члена НАТО и вопрос решается на двустороннем уровне.

— Министр обороны Грузии также сказал, что Грузинские подразделения будут включены в «силы быстрого реагирования НАТО». Что это значит?

— Такие подразделения действительно формируются под эгидой НАТО, но они ничего не дадут Грузии в плане усиления ее безопасности. Маловероятно, чтобы они примчались на помощь Грузии. Наши подразделения действительно могут принимать участие в каких-то совместных мероприятиях, но на обороноспособности Грузии это никак не скажется.

«Силы реагирования» НАТО пока провели лишь несколько операций не боевого, а гуманитарного характера. Кстати, многие называют их «силами быстрого реагирования», тогда как, на самом деле, они называются просто «силами реагирования» — необязательно и не столько на военные ситуации, а на гуманитарные кризисы, катастрофы, извержения вулканов, землетрясения и так далее.

Может быть, со временем, они поменяют свой профиль, но пока в багаже этих сил лишь реагирование на наводнения, цунами и так далее. Причем в Европе пытаются создать еще и «Европейский военный корпус». Получается какое-то раздвоение. В итоге, не удается ни то, ни другое. Все ведь завязано на финансах, а особо тратиться никто не хочет.