Эрдогану – власть, армии – кнут и пряник

07-08-2019

В Турции стартовал новый судебный процесс над отставными военными. На этот раз органы правосудия страны рассмотрят дело по обвинению группы бывших армейских чинов в смещении правительства Неджметтина Эрбакана в 1997 году. Процесс станет третьим по счёту в череде привлечения к суду представителей высшего военного сословия Турции. Ранее были вынесены приговоры по делам «Эргенекон» (ультранационалистическая организация, готовившая переворот в 2003 году) и «Молот» (подготовка серии терактов с целью дестабилизации обстановки в стране). Инициатором судебных разбирательств неизменно выступала правящая Партия справедливости и развития (ПСР).

Отстранение лидера происламской Партии благоденствия Эрбакана от власти получило в современной турецкой политической истории наименование «постмодернистского переворота». Привычного для страны в предыдущие годы жёсткого противостояния военных с низложенными политическими лидерами в 1997 году не было. Эрбакан без сопротивления отошёл от власти, как только военные, после предъявления ему ультиматума, ввели бронетехнику на улицы Анкары. 16 лет назад Турция пережила «бархатный» переворот, но тот факт, что тогда удалось удержать ситуацию от внутриполитического кризиса, не стало для Реджепа Эрдогана основанием забыть прошлые обиды на военных. Дело в том, что тот переворот коснулся самого Эрдогана лично. За публичное чтение стихов исламистского содержания на одном из митингов своих сторонников бывшего мэра Стамбула присудили к тюремному заключению на несколько месяцев.

Партия благоденствия Эрбакана считается политико-идеологической предшественницей ПСР Эрдогана. Эрбакан до сих пор слывёт учителем Эрдогана, его политическим наставником. Хотя в отношениях двух политиков были эпизоды, заставившие многих засомневаться в этом. За несколько месяцев до своей смерти, осенью 2010-го Эрбакан выступил с критикой действий правительства Эрдогана и лично своего ученика. Критика была весьма неожиданной и заключалась в проведении Эрдоганом курса, способствующего, дословно, «превращению Турции в провинцию Израиля». Неожиданной, ибо за несколько месяцев до критических замечаний Эрбакана продолжатель его происламского курса пошёл на разрыв отношений с Израилем после известного инцидента на борту парома «Mavi Marmara» 31 мая 2010 года (рейд израильского спецназа, в ходе которого погибло несколько турецких граждан).

Эрдоган всеми своими действиями показывает решимость довести начатое им в предшествующие годы дело до конца. От массированной кампании дискредитации политических амбиций военного сословия страны – к судебным процессам с оглашением суровых мер наказания. Взявшая 11 лет назад бразды правления в свои руки, партия Эрдогана подготовила общественное мнение к необходимости низведения политических притязаний армии до недееспособного состояния, а затем перешла к санкциям уголовно-правового характера. В отношении некоторых фигурантов судебных процессов о политических заговорах военных против правящей ПСР были вынесены фактически беспрецедентные приговоры. Так, в рамках дела «Эргенекон» лидер Рабочей партии Турции Догу Перинчек был приговорён к 117 годам тюремного заключения.

Эксперты отмечают, что у Эрдогана не было иного пути утвердиться на политическом Олимпе как только через выталкивание армии в состояние внутриполитического маргинала. Ещё несколько лет назад вопрос стоял весьма жёстко – или Эрдоган и его команда добьются отстранения армии от политических дел, или страна окунётся в очередной «постмодернистский переворот». С высоты сегодняшнего дня можно придти к очевидному выводу. Эрдоган выиграл борьбу, сделав это по канонам, возможно, не всегда тонкой и зачастую неделикатной, но игры за «шахматной политической доской». А не путём гражданского противостояния с оружием в руках. Работа с общественным мнением, упорное цементирование ПСР своей социальной базы с акцентом на сельское население, мелкую и среднюю городскую буржуазию, крупные промышленно-финансовые группы, прослойки турецкой экономики в сфере услуг подготовили главное «оружие» Эрдогана, на которое военные не смогли найти контраргумент. Это поддержка стратегического курса, тактических подходов и лично Эрдогана большинством населения страны. И не просто большинством, а на уровне выше 60-процентного кредита личного доверия Эрдогана перед турецким избирателем.

Действующий премьер-министр Турции получил своеобразный карт-бланш на кардинальные внутренние политические реформы. Их наиболее принципиальная часть, напрямую или по касательной, затронула право военных диктовать свою волю гражданским правительствам. Между тем, Эрдоган сумел совместить «пряник с кнутом», выбрав первый для сугубо военных дел армейского сословия и всякий раз демонстрируя второй, когда было необходимо пресечь в корне политические поползновения военных. Судебные процессы – это наиболее яркая манифестация «кнута», периодически заносимого над бывшими генералами. Эрдоган провёл масштабную чистку высшего командного состава страны, расставил на все ключевые посты в силовом блоке лично преданных ему людей. Генеральный штаб и жандармерия, аппарат Совета национальной безопасности и Национальная разведывательная служба теперь находятся под плотным кадровым контролем премьера.

Правительство Эрдогана вытеснило армию из политической жизни страны, но не обделило её военные нужды. Совсем напротив. Все годы пребывания у власти ПСР вело линию на увеличение оборонного бюджета, пополнение оружейных арсеналов, модернизацию и экспорт вооружений и военной техники. Военный бюджет Турции на 2013 год составит $11,2 млрд., что на 11,8% превысит прошлогодние оборонные расходы. Общий бюджет силового блока вырос на 16,3% — до $25,1 млрд. Экспорт оборонной промышленности Турции в январе-июле текущего года достиг $780 млн., продемонстрировав рост в 9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Армии были предоставлены возможности показать себя не в политических баталиях на внутривластном «паркете», а в полевых условиях боевой обстановки. В частности, вспомним, что в начале октября 2012 года парламент страны, где твёрдое большиство мест ходится в руках ПСР, предоставил армии годичный мандат на проведение военных операций вглубь территории Сирии. 3 сентября уже этого года Эрдоган выразил недовольство намерением Соединённых Штатов провести ограниченную ударами с воздуха военную операцию в Сирии. «Нас не удовлетворяет ограниченная операция. Интервенция должна быть как в Косово. День-два нас не устроит. Необходимо заставить сирийский режим уйти», — указал глава турецкого правительства.

В целом, Эрдоган преуспел. Но к нему остались вопросы из серии сбалансированного ведения внутренней политики. Волна недавних гражданских протестов высветила в новом ракурсе курс премьера на безраздельное властное доминирование, взятие под правительственный «колпак» бóльшую часть печатных СМИ и медийного пространства Турции. Впрочем, и здесь Эрдоган продемонстрировал навыки маневрирования при всей общей жёсткости подавления уличных протестов в крупных мегаполисах страны. Изначально указывалось,что на месте стамбульского парка Гези, вокруг которого и развернулось противостояние власти и гражданских активистов, будет построен торговый центр. Затем, когда процесс приобрёл цивильные рамки судебных слушаний, власть стала говорить о постройке на месте парка (по некоторым сообщениям, «вокруг парка») комплекса исторических казарм артиллерийского полка. А чем это не «пряник” военным, бывшим и нынешним, устоявшим в трудные для ПСР дни минувшего лета от соблазна поставить Эрдогана и его команду «на место»?!

Турецкий премьер идёт на полном политическом ходу к своей главной на нынешнем этапе цели – выборы президента в следующем году. Электорат ПСР нуждается в новой мобилизации. Очередной судебный процесс над военными ложится одним из строительных блоков в фундамент будущей победы Эрдогана на выборах. Турция знала премьера Эрдогана. Теперь ей придётся познать его в качестве президента с расширенными конституционной реформой полномочиями.

Читайте также: Новости Новороссии.