Украина — непонятая страна

24-10-2018

1 августа 1991 года президент Джордж Буш-старший произнес в Киеве речь, о которой, безусловно, хотел бы забыть. В тот момент «Солидарность» уже взяла в руки власть в Польше, Германия объединилась, а Горбачев отчаянно боролся выживание в покатившемся по пути развала Советском Союзе.

На Украине к тому моменту уже два года шел сепаратистский процесс, который неизбежно отдалил ее от Москвы. Тем не менее, президент США предпочел в тот день предостеречь украинцев от «самоубийственного национализма» и безумного стремления выйти из СССР.

Три недели спустя, срезу же после августовского путча, Украина провозгласила независимость. А еще через четыре месяца Советский Союз исчез под натиском всесокрушающего цунами свободы.

Джордж Буш сильно ошибся на счет Украины. Хотя в его оправдание можно сказать, что в этом он отнюдь не одинок.

«Потерять Украину — потерять голову»

У Украины есть одна весьма интересная черта: она стала объектом наибольшего числа политических ошибок и заблуждений. «Потерять Украину — потерять голову», — говаривал Ленин. Ее мучил Сталин, устроив погубивший миллионы чудовищный голод, чтобы подчинить украинских крестьян, и перекраивал Хрущев. Но Украина в конечном итоге все же заставила СССР потерять голову. Чего никак нельзя сказать про Владимира Путина.

Ни Россия, ни Запад не понимают эту страну, которая не является ни востоком, ни западом или наоборот представляет собой и то и другое одновременно. Нынешний кризис, отправной точкой которого послужил прозвучавший в ноябре отказ президента Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС, привел к кровопролитию на Майдане 20 февраля, а в прошлую субботу и к свержению режима Януковича. Кроме того, он стал еще одним видимым подтверждением этого непонимания.

В воскресенье Россия и Запад были в равной степени озадачены и беспомощны при виде ситуации, которая, тем не менее, имеет для них первостепенное значение. Разница приоритетов, которая ощущалась в прозвучавших в субботу вечером заявлениях обеих сторон, проливает свет на расхождение интересов.

Американцы и европейцы делают упор на важности сохранения территориальной целостности Украины. По их мнению, главная опасность заключается в формировании очага нестабильности у самых границ ЕС с перспективой сепаратистских конфликтов в русскоязычных регионах страны.

Россия же говорит об угрозе для украинского суверенитета: сближение Украины с ЕС в ее представлении некоторым образом равняется аннексии страны Западом.

От расширения к кругу друзей

Как же так получилось? Нужно вернуться на десять лет в прошлое, во времена активного расширения ЕС, который в 2004 году принял в свои ряды десять бывших «народных демократий». Для ЕС это был огромный скачок. Большие преобразования, особенно на фоне обрисовавшихся новых перспектив присоединения. Поэтому новых кандидатов нужно было элегантно оттолкнуть от вступления, не создав при этом дополнительных барьеров в перестраивающемся мире.

Виртуозы европейской инженерии принялись изобретать самые разные «привилегированные» партнерства и прочие сценарии «добрососедства», которые выглядели не слишком убедительно, но все же позволили поддержать отношения с «кругом друзей» (так называл эти страны бывший глава Европейской комиссии Романо Проди).

Параллельно с этим встал вопрос расширения НАТО, который Москва неизменно воспринимает чрезвычайно болезненно. На саммите в Будапеште в апреле 2008 года более десяти европейских государств, в том числе Германия и Франция, отказали американцам в просьбе принять в Североатлантический альянс Украину и Грузию. Самое важное, как говорил тогда премьер-министр Франсуа Фийон, это не нарушать «соотношение сил Европы и России». Несколько месяцев спустя, в августе 2008 года, российская армия устроила молниеносную войну в Грузии.

В тот момент Польша и Швеция заложили основы «восточного партнерства» ЕС, которое было предложено шести странам бывшего СССР, в том числе Украине. Реакция России не заставила себя ждать: по ее мнению, восточное партнерство стало вторжением в ее зону интересов. Ростки будущего кризиса появились еще тогда, однако спешившая уйти из Европы администрация Обамы и желавшие дистанцироваться от потенциальных кандидатов европейцы предпочли смотреть в другую сторону.

Неловкость Европы и замешательство Путина

В конечном итоге получилось так, что Запад слишком сильно дистанцировался от Украины, а Россия слишком сильно на нее надавила. Но что же делать сейчас? Европейцы умеют вести дела с революцией на польский манер, то есть организованным и рациональным движением, которое возглавляет элита страны. В то же время им куда сложнее с революциями вроде египетской, когда смелые, но неконтролируемые толпы свергают коррумпированную и авторитарную власть (иногда после жестоких репрессий).

Модель украинской революции гораздо ближе к Тахриру, а Юлии Тимошенко далеко до Гавела и Валенсы. Как бы то ни было, сложно представить, чтобы ЕС сегодня смог избежать прямой помощи Украине. Для этого есть рычаги: целое поколение молодежи, в том числе и русскоязычной, ждет только этого.

Что касается президента Путина, молчание выдает его замешательство. Потеря Януковича не имеет для него большого значения и, как показало в субботу решение России по Сирии в Совете безопасности, он умеет не мешать все в одну кучу. Тем не менее, потеря Украины стала бы слишком тяжелым ударом для него и всех россиян, которых уже три месяца кормят пропагандой об украинских «фашистах».

Если ЕС хочет не дать ему пойти по пути обострения ситуации с перспективой отделения Крыма, Брюсселю нужно в срочном порядке выработать настоящую политику по отношению к России. Но не за спиной у Украины.