Украинцы на Ставрополье — беженцы или гости?

30-11-2018

Какая судьба ждет тысячи украинских переселенцев, прибывших в Россию?

По подсчетам ООН, с момента начала боев на юго-востоке Украины в нашу страну прибыло более тридцати тысяч переселенцев – это люди, бросившие жилье, скарб, работу… Сегодня Россия, конечно, принимает их – но готова ли она стать для этих людей новой родиной? Или это лишь место временного пребывания?

В «беженцы» записали всех

Всех жителей Юго-Востока Украины, прибывающих в российские регионы, журналисты неразборчиво именуют «беженцами». Хотя статус это совершенно конкретный, он определен одноименным федеральным законом. Чтобы получить статус беженца, лицо, въезжающее на территорию России, должно уведомить об этом желании еще при пересечении границы.

Затем, прибыв в пункт временного размещения, он подает в ФМС набор документов, его ходатайство предварительно рассматривается в течение пяти дней, и дается мотивированный ответ. Либо отказать в предоставлении статуса, либо рассмотреть прошение по существу (это еще три месяца).

С этого момента у человека изымают паспорт (он будет храниться в подразделении ФМС) и выдают справку. Затем, когда он уже признан беженцем, он получает удостоверение, которое становится для него основным документом на территории России. Устроиться на работу или поступить на учебу он может, имея на руках только это удостоверение. Те граждане, которым отказали в предоставлении статуса беженца, могут получить еще один – о предоставлении временного убежища (это еще три месяца).

Взять лишь один регион – Ставропольский край. По оперативной информации ФМС, начиная с 23 февраля этого года (когда в Киеве и произошел вооруженный захват власти) и по настоящее время на Ставрополье прибыло и зарегистрировано около 2,3 тысячи граждан Украины. А прошение о признании беженцем подали лишь 30 человек, из которых удовлетворено семь.

Прибывают украинские граждане в основном с территории Ростовской области, которая имеет самую протяженную границу с Украиной – 700 километров (это половина сухопутной границы двух стран), где расположено 16 грузо-пассажирских двухсторонних пунктов пропуска. На Дону сейчас развернуто несколько Центров размещения граждан, получивших временное убежище на территории России, – в основном на базе детских оздоровительных лагерей. Из них самые крупные – это «Дмитриадовский», «Парус» и «Пионер» в Неклидовском районе, под Таганрогом.

На базе МЧС создан оперативный штаб, который координирует работу по приему граждан. Такие же координационные штабы появились и во всех регионах, которые принимают переселенцев: по прибытии в Ростовскую область они уведомляют ФМС, в какой именно субъект России хотели бы затем направиться.

Пункты временного размещения для украинских граждан развернуты на Ставрополье и Кубани, в Адыгее, Калмыкии, Волгоградской, Воронежской, Курской, Липецкой и Московской областях, а также в Крыму и Севастополе. Причем, по требованию главы МЧС Владимира Пучкова, при выборе места расселения должно учитываться именно личное желание прибывших.

Бюрократия или выживание?

Из Ростовской области людей самолетами перевозят в другие регионы. Скажем, в соседнее Ставрополье авиация делает два рейса в сутки – ночной и дневной, это примерно двести человек. Людей размещают в Центрах временного пребывания, развернутых в пяти северо-западных районах: Красногвардейском, Ипатовском, Новоалександровском, Кочубеевском и Андроповском.

Сейчас в этих районах объявлен режим чрезвычайной ситуации в связи с наплывом переселенцев, ведь многие из них нуждаются в вакцинации, иной медицинской или психологической помощи. Для этого в каждом пункте организована работа медбригад. Часть переселенцев (в основном это молодые семьи с маленькими детьми) отправляют в санатории Кавминвод.

Провести точный учет количества прибывших нереально. Даже среди 2,3 тысяч уже учтенных граждан, приехавших на Ставрополье с Украины, большинство – это люди, которые самостоятельно прибыли в край. Они живут у знакомых или родственников, учатся, работают. Но есть еще и огромная часть неучтенных мигрантов, которые снимают жилье, а работают нелегально.

В пункте временного размещения переселенцы могут находиться полтора-два месяца, а затем уже должны юридически решать свою судьбу. Впрочем, как свидетельствуют знакомые с этой проблемой чиновники, подавляющее большинство людей, которые сейчас бегут из юго-восточных областей Украины в Россию, не хотят получать никакой юридический статус.

Ведь даже паспорт гражданина Украины дает право беспрепятственного и неограниченного пребывания в нашей стране. Проблемы могут возникнуть лишь при получении работы – но для этого можно заручиться разрешением на временное проживание (РВП). И лишь небольшая часть обращается за получением российского гражданства, ведь это означает, что человек полностью разрывает связи с прежней родиной. Если говорить прямо, то после этого он лишается возможности вернуться обратно в Луганск или Донбасс, продать оставшееся там жилье и вещи.

Пламя тушат бензином

Большинство приезжающих в Россию просто ждут. Ждут, когда на юго-востоке будет тихо, перестанут стрелять и барражировать вертолеты, и можно будет возвращаться обратно. Вопрос лишь в том, сколько ждать: процесс «замирения» Киева и Новороссии может продлиться полгода, год, два… Главное, чтобы украинский президент Петр Порошенко не свернул с начатого пути, обещая юго-восточным областям децентрализацию полномочий и самоопределение со статусом русского языка.

В любом случае, былого спокойствия здесь уже не будет никогда – две мятежные области на карте Европы наверняка превратятся в постоянный источник сепаратистских настроений, как Страна Басков или Северная Ирландия. А крови здесь уже пролилось намного больше: только по официальным данным ООН, в боях на юго-востоке за три месяца погибло 356 человек (из них 257 – гражданские). Такие цифры озвучил Глава представительства управления верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) Джанни Магаззени 15 июня, еще до того, как Петр Порошенко объявил о временном прекращении огня.

«Эскалация преступной деятельности, приводящая к массовым нарушениям прав человека, уже не ограничивается отдельными журналистами, депутатами, местные политиками, чиновники и гражданскими активистами. Похищения, задержания, акты жестокого обращения, пыток и убийств со стороны вооруженных групп в настоящее время влияют на широкий генерал-население двух восточных регионов», – говорится в отчете Магазенни.

Для сравнения: в Баскском конфликте за полвека полегло около более 1200 человек и было ранено почти 7 тысяч. Конфликт в Северной Ирландии (по-английски – просто «Проблемы») за тридцать лет унес жизни 3,5 тысячи человек, еще около 50 тысяч было ранено и пропало без вести.

Проблема еще и в том, что слишком много политических сил заинтересованы в постоянной дестабилизации ситуации на юго-востоке Украины. Поток граждан стремится не только в Россию, выезжающих обратно тоже достаточно. И это не только казаки, готовые воевать на стороне ополченцев самопровозглашенной Новороссии (по некоторым подсчетам, только со Ставрополья отбыло порядка 200-300 добровольцев).

Многие встают на сторону Национальной гвардии, формируемой активистами «Правого сектора»: легионерам здесь щедро платят, поэтому и недостатка из числа российских маргиналов нет – среди них националисты, футбольные фанаты, неоязычники… А покуда в огонь конфликта будут вливаться все новые ресурсы, он никогда не потухнет.

ООН за нас?

По подсчетам Управления верховного комиссара ООН по правам человека, всего с момента начала конфликта на юго-востоке Украины зафиксировано 34 тысячи перемещенных лиц. Правда, это данные лишь на 15 июня, а после этой даты поток переселенцев в Россию не ослабевал. Во-вторых, она включает жителей Крыма (в основном этнических украинцев), которые поспешили выехать с территории полуострова после его присоединения к России.

В своем докладе ООН высоко оценивает принятые 13 мая поправки к миграционному законодательству, облегчающие получение российского гражданства соотечественникам – носителями русского языка. В то же время ООН дает и рекомендации Москве: «Федеральная миграционная служба должна повысить качество принятия решений о предоставлении временного убежища… Необходимо выделить достаточные средства, чтобы обеспечить условия приема, соответствующие гуманитарным потребностям», – резюмируют авторы доклада.

Что касается финансов. На прошлой неделе глава президентской администрации Сергей Иванов провел совещание в Ростове, где объявил: область получит из резервного фонда правительства дополнительно 240 млн рублей на развертывание и содержание пунктов временного проживания и питания переселенцев. На размещение одного человека предусмотрено до 550 рублей в сутки, а на питание – до 250 рублей.

Говорил Сергей Иванов о том, чтобы обеспечить переселенцам с Украины не временное, а постоянное проживание. Для этого нужно включить их в программу переселения соотечественников, которая сегодня работает, например, на Ставрополье (сюда переселяются казаки из Семиреченского округа на границе Казахстана и Киргизии). Ведь сегодня украинские переселенцы, бегущие от войны, глядят в завтрашний день с болью – они не знают, когда вернутся обратно, да и вообще, приедут ли домой или на пепелище.

Россия же может стать их домом. Но для этого опять-таки нужно федеральное финансирование: программа переселения соотечественников лишь частично оплачивается из федеральной казны, треть расходов ложится на плечи региональных и местных властей, которые сегодня и так находятся в состоянии перманентного бюджетного кризиса.

Вот сейчас на рассмотрении Госдумы находится законопроект «О родовых усадьбах», авторы которого предлагают, чтобы каждому гражданину (по желанию, конечно) был выделен один гектар неотчуждаемой земли. Законопроект, конечно, эпатажный, но ведь еще недавно каждый гражданин СССР забесплатно мог получить от государства дачный участок. Такой подход и можно реализовать в случае с украинскими переселенцами: молодые семьи наверняка захотят «закрепиться» в России. И это экзамен для власти, которая постоянно ноет об оттоке коренного населения, заместительной миграции и внутренних демографических проблемах, – способна ли она не только жаловаться, но и решать реальные вопросы.

Читайте также: Новости Новороссии.