Андрей Кураев: почему я не пошел в суд

18-08-2018

Почему я не пошел в светский суд

1. Потому что я не являюсь надлежащим истцом. Я не потерпевший и не свидетель.

2. Потому что я не получал надлежащих полномочий и просьб от потерпевших

3. Потому что я не верю в непредвзятость нашей судебной системы и ее устойчивость от давления со стороны социальных элит в случае настойчивых просьб от местного митрополита к местному губернатору.

4. Потому что письменное обращение в суд требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы неизбежно станут известны их священномучителям. А вот действенная реакция суда вовсе не гарантированна.

5. Если суд по инициативе потерпевших ребят или прокуратуры или якобы оклеветанных иерархов все же состоится — я, конечно, раскрою суду свои источники информации.

***
Тут уместно вспомнить старый анекдот.

Первое судебное заседание.
Судья объявляет:
«Перед началом наших слушаний адвокат истца передал мне 10 тысяч долларов. А адвокат ответчик передал мне 15 тысяч долларов. Так, ответчик, заберите пять тысяч долларов, и я буду судить по закону!».

Чтобы суд был независимым — давление местных элит на него должно быть уравновешено политическим заказом с федерального верха: «дело резонансное с серьезными социально-политическими последствиями! Поэтому не раскачивайте лодку, судите строго по закону, не взирая на лица и звонки!».

Выхода на Путина у меня нет. Поэтому я пошел за «резонансом» в прессу.

Почему я не пошел в церковный суд

Потому что:

1. Клирик может подавать в свой епархиальный суд лишь на своего епископа или клирика своей епархии. Но он не может подавать в суд на клирика или епископа чужой епархии. Я клирик Москвы и не могу подать в епархиальный суд Казани, равно как не могу в московский епархиальный суд не могу подать жалобу на действия казанского игумена и или тверского митрополита.

2. В общецерковный суд я как клирик могу подать только в порядке апелляции на проигранный суд епархиальный (а он невозможен в силу описанного в п.1).

3. Понятно, что письменное обращение в суд со столь серьезными обвинениями требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы гарантированно станут известны их священномучителям. А вот действенная реакция суда (который в церкви абсолютно подчинен власти епископа) вовсе не гарантирована. Где за последние сто лет хоть один епископ, лишенный сана за дурь в обращении с зависимыми от него людьми? Епископ Диомид проявил дурь по отношению к тому, кто повыше его – к патриарху – и сана был лишен.
В 2011 в прессу просочились скандальные фото гомооргий архиепископа Житомирского Гурия (Сергея Александровича Кузьменко), председателя Синодальной богословско-канонической комиссии УПЦ. 10 февраля 2011 года он был …
Лишен сана?
Нет — отправлен за штат якобы по состоянию здоровья. Ныне же владыка Гурий служит в местном женском Анастасиевском монастыре стоя на епископском орлеце…
Так точно ли церковный суд непредвзят по отношению к епископам?

4. Есть серьезные сомнения в том, правомочен ли вообще церковный суд разбирать уголовные обвинения:

«Когда Церковь заявила, что у неё будет создан Церковный суд и подала документы на изменения в Уставе, то Министерство юстиции указало, что никаких судов, кроме государственных, у нас по Конституции существовать не может. Тогда РПЦ объяснило Минюсту, что это только громкое название, а по сути это обычный «товарищеский суд» без юридических полномочий. Минюст согласился, что ЦС, может существовать, но вопросы , которые он рассматривает, не должны совпадать с вопросами, имеющимися в Уголовном, Гражданском, Трудовом и других кодексах РФ, не могут противоречить Конституции и законам РФ» — http://mixmaxov.livejournal.com/968463.html.

Склонение к сожительству семинаристов, алтарников, шоферов и келейников для «продвижения по карьерной лестнице» в Уголовном Кодексе РФ называется Статья 133.
Понуждение к действиям сексуального характера:
«Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего…».

Так что церковный суд даже не вправе принимать к собственному рассмотрению подобные обвинения.
Единственное, что он может – вслед за постановлением гражданского суда и завершением всех апелляционных процедур принять еще и церковную меру наказания (как в случае с лишением сана автогонщика иеромонаха Илии).

Читайте также: Новости Новороссии.