Сталинград Порошенко и Путина

31-12-2017

Путин достиг финишного плацдарма. Он не может идти дальше. Он не может отступить. Он не сможет долго оставаться на месте. Путину не нужна масштабная оккупация Украины

Во-первых, оккупация значительных территорий означает необходимость взять эти территории себе на содержание. Даже отдельно взятый Донбасс, дотационный и без военной разрухи, стагнирующая российская экономика просто не в состоянии содержать. Крым — и тот Россия не может обеспечивать без большого напряжения. Если Россия оккупирует хотя бы Донбасс — ее экономика «ляжет» за считанные годы. За экономикой сразу обвалится социалка. А это будет означать конец власти Путина. По этой же причине Путину не нужны и псевдогосударственные образования на Востоке Украины — потому что их также придется содержать России.

Во-вторых, если Россия вторгнется далеко вглубь украинских территорий — Украине терять уже будет нечего. И она запросто, на полных основаниях сможет перекрыть российский газ Европе. Недопущение такого сценария является уже не только моральным долгом, но и шкурным интересом Европы. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Таким образом, масштабная оккупация Украины с продвижением далеко вглубь ее территории возможна лишь в том случае, если Путин решит, что его борьба за сохранение власти окончательно проиграна, и захочет напоследок «помирать, так с музыкой!»

Путин не может оставить Украину в покое

Во-первых, для путинской власти курс Украины в Европу смертельно опасен.

Во-вторых, для ВВП очень важно показательно наказать украинцев за прецедент неповиновения самодуру-монарху, в которого быстро превращался, копируя Путина, Янукович. У Кремля есть веские основания считать, что «дурной пример заразителен».

В-третьих, кремлевская пропаганда воздвигла невероятной высоты пьедестал и вознесла на него Путина — как героя-защитника «русского мира», героя-победителя бандеровско-американского монстра. Оставить Украину в покое и уйти ни с чем — это риск больно рухнуть с геройского пьедестала. В совокупности эти факторы также означают и конец власти Путина, хотя этот процесс может занять несколько больше времени по сравнению с первым вариантом.

Путин не может долго имитировать «гибридную войну»

Местные ресурсы для продолжения успешной «гибридной войны» Россия уже исчерпала. Теперь целые подразделения российских десантников, мотострелков и танкистов пытаются имитировать местных сепаратистов. Сепаратистская обертка не позволяет Путину выйти за рамки локальных успехов, а российская военная начинка, которая уже не помещается в обертке, ставит Путина и Россию под удар международного стратегического масштаба. В результате у Путина нет и какого-либо стратегического продвижения вперед, и в то же время даже Европа уже вынуждена говорить вслух о российской агрессии и о необходимости более жесткой реакции. В таком формате Путин не сможет действовать долго.

У Путина есть один-единственный желанный для него вариант

Этот вариант — Донбасс остается в составе Украины, но с официальным русским языком и на российских условиях федерализации. В результате содержать дотационный и разрушенный Донбасс будет Украина, а де-факто управлять Донбассом будет Россия. Донбасс сам по себе совершенно не нужен России — он ей очень необходим исключительно в качестве рычага давления и влияния на Украину. Ни в составе унитарной Украины, ни в составе России Донбасс не сможет быть таким рычагом.

А вот с помощью «федерализированного» Донбасса, а тем более «федерализированных» Востока и Юга, Россия сможет, например, не только парализовать проведение глубоких экономических реформ в Донецкой и Луганской областях, но и создавать существенные дополнительные проблемы для реформирования всей украинской экономики. А без системных реформ украинская экономика, даже с кредитами МВФ, долго не протянет.

И тогда Москва вновь предложит Киеву свою помощь. На определенных условиях, конечно… Вот почему Кучма констатировал, что переговорщики со стороны ДНР и ЛНР, как попугаи, повторяют слово «федерализация»… Вот почему откровенные украинофобы Добкин и командир сепаратистского батальона «Восток» говорили о своей преданности единой Украине… Вот почему почти после каждого обстрела «Градами» и «Ураганами» Лавров с Путиным заявляют о своем желании урегулировать кризис мирным путем.

Но…

Однако у путинского плана федерализации Украины есть существенный «недостаток» — этот план невозможно реализовать без измены Порошенко. Украина сама, в лице ее президента, должна согласиться на «федерализацию». Чтобы подтолкнуть Украину к такому шагу, Путин задействовал все возможные рычаги и ресурсы. И ключевым средством является попытка как можно сильнее запугать украинцев, чтобы заставить их согласиться на российские условия как на «меньшее» из зол. С этой целью российская армия, сконцентрированная на украинских границах, постоянно пытается продемонстрировать, что она «вот-вот нападет» всем своим составом.

Когда же эффект запугивания, из-за слишком длительной демонстрации без продолжения действий, начал теряться — русские войска даже перешли границу у Новоазовска, подчеркнуто открыто — и остановились, давая возможность украинской стороне подтянуть силы и подготовить Мариуполь к обороне…

Вряд ли российские войска избрали бы такую тактику, если бы Путин и впрямь нацелился на марш-бросок на Херсон или Одессу. Если бы российский президент действительно был нацелен на масштабную оккупацию — он не тратил бы драгоценное время, теряя сотни миллиардов долларов. С этой же целью — запугать — русская артиллерия, включая «Грады» и «Ураганы», не жалеет боеприпасов. Лишь бы убить и искалечить побольше украинцев и, таким образом, заставить согласиться на мир — то есть, прекращение обстрелов на любых условиях.

К большому сожалению, откровенная бездарность или измена «диванных» генералов Порошенко значительно усилили этот кровавый козырь Путина и превратили его в весомый фактор. Кроме откровенного запугивания, указанные действия Путина преследуют еще одну цель: они должны обеспечить Порошенко «алиби» в случае готовности пойти на измену. Тогда Порошенко мог бы, например, заявить, что он согласился на путинскую «федерализацию», чтобы спасти Украину от масштабной оккупации и больших человеческих жертв. То есть, измена была бы выдана за героический поступок.

Недавно Путин бросил еще один пробный камень — намекнул о государственности территорий Восточной Украины. Такое заявление может преследовать две цели.

Во-первых, это угроза украинцам, в случае их активного сопротивления, превратить Донбасс на украинскую Абхазию. Разумеется, «самостоятельные» руководители ДНР и ЛНР тут же в унисон заявили, что они уже не видят Донбасса в составе Украины. Как уже отмечалось, Путину псевдогосударства на Востоке Украины совершенно не нужны, так как он не сможет их долго содержать. Да и Донбасс — это совершенно не тот масштаб, в отличие от Абхазии и Приднестровья, вместе взятых. Но подобное заявление позволит Путину потом отказаться от этой «пустышки» — и выдать это за «большую жертву ради мира» и за «доказательство готовности идти на уступки». Ну, а взамен, конечно же, будет требоваться «федерализация». Если сработает — Путин пожертвует «воздухом», а Украина — реальным суверенитетом.

Во-вторых, упомянутое заявление российского президента как раз может раскрывать «секрет» — каким именно содержанием Путин хочет наполнить предлагаемую им «федерализацию». То есть, это должен быть Донбасс в составе Украины, на содержании украинской экономики — но при этом с элементами государственности, что давало бы возможность нейтрализовать нежелательное для России влияние Киева на регион. Например, это дало бы возможность парализовать проведение глубоких реформ, а также откровенно зомбировать Восток антиукраинской пропагандой.

Порошенко

К сожалению, Порошенко уже успел продемонстрировать немало своих слабых и уязвимых мест:

— способность ставить собственные политические интересы выше государственных: патриотов с добровольческих батальонов могут подставить под уничтожение, только потому, что власть связывает их с политическим конкурентом;

— проявления откровенного непрофессионализма в кадровых вопросах: назначение во время войны министром обороны милиционера;

— неумение признавать ошибки, а значит, своевременно их исправлять: генералы и руководители АТО, по вине которых вооруженные силы Украины и добровольческие батальоны понесли очень тяжелые неоправданные потери, не были наказаны. В результате неоправданные потери множатся…

Путин все это видит и использует. Порошенко оттягивает дату ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС — и это дает Путину шанс повлиять на этот процесс. Заявления Киева и Брюсселя — не юридический документ. Вот Путин и пытается «дожать» Украину. Через бездарные или преступные действия руководства АТО украинцы несут тяжелые потери — и это провоцирует Путина продолжать делать ставку на давление методом войны.

Каждая ошибка Порошенко — это поощрение Путина продолжать давление.

Конечная цель этого давления — инфицировать Украину раковой опухолью «федерализации».

Обязанность президента Украины — ни при каких обстоятельствах этого не допустить.

Путин загнал себя в угол. У него не осталось стратегической перспективы. У Порошенко перспектива есть, и очень хорошая. Но и он зачем-то начинает загонять себя в угол. Очень скоро, похоже, отступать обоим будет некуда. Отступление означает стратегическое поражение. Порошенко и Путин сошлись в политическом Сталинграде.