Латвия. Призрак КГБ на службе русофобов

13-11-2018

Латышские националисты до сих пор пугают народ советской госбезопасностью, намекая на Россию и местных русских.

На рассмотрение сейма Латвии депутатами от Национального объединения внесен законопроект, предусматривающий обнародование в 2015 году оставшейся в Риге части картотеки КГБ Латвийской ССР.

Еще в 1994-м парламент республики принял закон «О сохранении, использовании документов бывшего КГБ и констатации факта сотрудничества с КГБ». Этим документом установлен порядок: если человек, в прошлом негласно работавший на органы советской госбезопасности, не становится кандидатом в депутаты, его имя не предается гласности. На 10 лет был введен ряд ограничений, не позволяющих таким людям не только быть избранными, но и занимать ряд должностей в госструктурах.

В 2004-м эти ограничения продлили еще на 10 лет. Сейчас снова рассматривают возможность ограничений. Национальное объединение предлагает продлить их еще на… 30 лет. Сейм концептуально одобрил это предложение. Не смешно ли: бояться несуществующей спецслужбы более полувека? Но все в дело в том, что это решение из области идеологии и политической истерии. Как и требование раскрыть «мешки КГБ».

Пресловутые «мешки КГБ» националистам нужнее в виде страшной тайны, так как их раскрытие может оказаться идеологическим пшиком. Это понимала президент Вайра-Вике Фрейберга, сдавшая полномочия в 2007 году. В 2004-м она вернула законопроект в сейм, обратив внимание депутатов, что публикация всех без исключения данных картотеки затронет интересы тех лиц, которые сотрудничали с КГБ в сфере борьбы с преступностью, коррупцией и другими тяжелыми преступлениями. А они, подчеркивала президент, никоим образом не связаны с идеологической работой и репрессиями против диссидентов и «борцов за свободу Латвии». Она считала, что такое «разоблачение» может оказать влияние и на работу структур госбезопасности независимой Латвии.

Эту мысль подтвердил последний шеф латвийского КГБ Эдмунд Йоханссон в книге воспоминаний «Записки генерала ЧК». По его словам, суета вокруг «мешков КГБ» стала «источником огромных проблем для молодых спецслужб нашего государства, с которыми люди не хотели сотрудничать, ибо боялись, что в ходе тех или иных политических игр лишатся и без того слабых гарантий неразглашения». «Политики до сих пор не ответили на вопрос, что делать с теми агентами и сотрудниками КГБ, которые продолжили работать на пользу независимой Латвии», — заметил генерал. По утверждению бывшего председателя КГБ Латвийской ССР, одним из руководителей Народного фронта Латвии, боровшегося против коммунистического Кремля, был офицер советской госбезопасности Юрий Боярс.

Эдмунд Йоханссон задавал и такие риторические вопросы: «Правильно ли сегодня осуждать агента, который не позволял себе предоставлять неверную или лживую информацию и соблюдал законы того времени? Правильно ли осуждать агента, чья информация позволила нейтрализовать преступную группировку и наказать виновных в строгом соответствии с Уголовным кодексом?».

В 2006-м была сделана вторая попытка раскрыть содержание «мешков КГБ». И снова Вайра Вике-Фрейберга вернула законопроект. «К сожалению, следует признать, что, повторно рассматривая закон, сейм не добился дифференцированного подхода к использованию и публикации документов КГБ в таком виде, чтобы польза для общества была соразмерна задетым правам конкретных личностей, которые защищают Конституция и обязательные для Латвии международные акты в области прав человека», — утверждала президент. Она высказала мысль, что в 90 процентах случаев карточки агентов КГБ содержат только данные о лицах, времени и месте вербовки. Но там нет информации о том, как эти данные оказались в картотеке. А это, говорила президент, делает невозможным отделение агентов КГБ, сообщавших об «идеологических преступлениях», от агентов, принимавших участие в борьбе с уголовниками. А личных дел, которые позволили бы сделать выводы о мотивации и степени сотрудничества, в Латвии нет. Кроме того, президент констатировала: законопроект нарушает принцип, заложенный в законе 1994 года, — о том, что имена агентов КГБ, которые «не лезут в политику», не должны предаваться гласности.

«Мысль о том, что публикация картотеки учета агентов КГБ поставит точку во взаимных подозрениях, закроет определенную болезненную страницу истории и установит историческую справедливость, является иллюзорной», — сказала Вайра Вике-Фрейберга.

Позиция президента вызвала негодование националистов, привела к «отмщению». «Президент страны Вайра Вике-Фрейберга была прислужником ЧК номер один, и она определенно должна быть в мешках ЧК», — писала газета «Neatkariga», цитируя художника и драматурга Раймонда Страпанса. Правда, это заявление было похоже на его собственную изворотливую попытку оправдаться, так как он заключил: «Я определенно в мешках. Даже не проверял, но если мешки открыли бы, я определенно в них оказался бы. В том или ином виде».

Но это обличение — от бессилия. Какой еще КГБ и Вайра Вике-Фрейберга?! 31 декабря 1944 года семья будущего президента Латвии бежала в Германию от советских войск. Девочка училась в Германии, в Марокко. Когда ей исполнилось 16 лет, семья переехала в Канаду, где она доросла до профессора психологии Монреальского университета. В Латвию вернулась в 1997-м. Президентом стала в 1999-м. И активно отмечалась как ненавистница советского прошлого республики…

Генерал Эдмунд Йоханссон подтверждал мнение Вайры Вике-Фрейберги об архивах КГБ. «Правда за теми, кто говорит: обнаружение того или иного имени в «мешках ЧК» еще не означает, что данный человек сотрудничал с КГБ. Документальные доказательства находятся в российских архивах», — написал бывший председатель КГБ Латвийской ССР. «Сама по себе карточка КГБ не является доказательством в глазах общества. Тем более, если на ней нет личной подписи. Для доказательства необходим рукописный текст. Из десяти карточек девять могут быть подлинными, а десятая — фальшивой. Да и данные об агенте, представленные оперативным сотрудником, не могут служить подтверждением сотрудничества с КГБ. Порой оперативный работник может сознательно завести временное дело на какое-то лицо, чтобы намеченного им кандидата не перевербовала другая служба или другое подразделение КГБ…» — рассказал генерал о «кухне» советской госбезопасности.

Похоже, упертому Национальному объединению действительно не очень нужно раскрытие содержания этих «мешков». Ведь они утверждают: «Информаторы КГБ как исполнители приказов находились внизу репрессивной пирамиды, их значение было небольшим. Так что суть предложений в том, чтобы перенести ответственность с информаторов на главных авторов приказов и организаторов — КПЛ, Совет министров, кадровых чекистов». И предлагают опубликовать имена членов руководства ЦК Компартии Латвии, административного отдела ЦК, Совета министров. А тут уж «мешки КГБ» и вовсе ни при чем…

А что нужно? Нагнетание истерии в борьбе с внутренними и внешними «врагами», в первую очередь — с русским населением страны, которое они называют «оккупантами» и проводниками «имперской политики» России. Тут-то очень кстати именно нераскрытые «мешки КГБ».