Выборы в РЮО или просто бизнес

21-11-2018

Указом президента РЮО Леонида Тибилова определена дата предстоящих парламентских выборов: 8 июня. В республике сейчас зарегистрировано более полутора десятков политических партий и объединений, и можно предположить, что предвыборная кампания будет жаркой и сложной, а сформированный в результате волеизъявления народа парламент – куда более активным и по-хорошему «злым», чем заканчивающий сейчас свою каденцию.

Политические решения

На первый взгляд, политическое поле в Южной Осетии похоже на верховья реки Нигер: ни деревца, ни цветущего побега, а перепад температур от -30 ночью до +40 днем. Программы всех партий, с которыми можно ознакомиться в письменном виде, — штампованный набор одних и тех же мантр. А их качество зависит только от уровня спичрайтера или пиарщика, составлявшего из этих слов предложения. То есть в подавляющем большинстве случаев качество никакое. Из программы в программу перетекают лозунги о дружбе и братстве с Россией, о резком подъеме экономики до уровня пресловутого Сингапура за счет сельского хозяйства и туризма, а в некоторых случаях – о преимущественной роли культуры и языка. Развернутых и, главное, просто вменяемых экономических программ как не было, так и нет, несмотря на более чем год требований и просьб из Москвы что-либо подобное написать. До сих пор нет концепций международной политики, не продуманы пути вывода республики из информационного сумрака.

Придирчивый избиратель

Избиратель Южной Осетии придирчив и наблюдателен, чем, как это ни парадоксально, отличается в положительную сторону даже от избирателя европейского. Последние по счету президентские выборы показали, что люди очень внимательно наблюдают за дебатами, болезненно реагируют на несправедливость, ошибки и «неправильное» поведение кандидатов. Очень придирчиво следят за личными качествами кандидатов, тем более, что республика очень мала, и все происходящее как на ладони. Это, правда, создает и возможность для местного разлива «грязных» технологий – любой утром запущенный слух к вечеру становится почти «фактом», пройдя тернистый путь от базара до администрации президента.

Между тем избиратель Южной Осетии оказался частично лишен возможности именно привычного ему «личностного», персонального выбора, поскольку мажоритарная избирательная система так и не была введена. После подписания президентом Тибиловым указа о дате выборов никакие изменения в правила игры внести уже нельзя, а значит, выборы привычно пройдут по партийной системе с ее списками и возможным в дальнейшем отказом кандидатов от работы в парламенте.

Голоса – пасторам

У мажоритарной системы также можно было бы найти множество минусов. Например, очевидную коррупционную составляющую. Кандидат с неким количеством денег запросто мог обойти симпатичного трудягу, просто заасфальтировав дорогу в село, где баллотируется, и никакая политическая риторика этого жеста уже бы не перевесила. То же самое касалось бы и ряда социальных групп, которые предположительно будут голосовать солидарно. Например, групп, связанных нетрадиционной религией. Этим социальным группам, по большому счету, даже не нужна политическая программа или поддержка той или иной идеологии – их голоса в любом случае пойдут пасторам.

Иллюзия близости

Официальная Москва уже давно самоустранилась от участия в политических баталиях в Южной Осетии. Скорее, наоборот – некоторые крупные игроки в Цхинвале в последние месяцы активно искали поддержки у «союзников» в Москве. Многие даже нашли, пойдя на ассоциацию со «Справедливой Россией» и ЛДПР, но никакой ясно выраженной поддержки Кремль не оказал, что бы там ни приписывали отдельные политики своим нечаянным встречам в Москве. Некоторую иллюзию «приближенности» к Кремлю создают московские политологи и комментаторы, занявшие сторону даже не какой-либо партии, сколько лозунгов, которые эти партии приняли за основу своей программы за неимением собственной.

Незатейливые лозунги

В обстановке, когда ни у одной из политических партий нет четко сформулированного видения будущего, главную роль приобрели искусственные лозунги незатейливого, но крайне эмоционального свойства. В первую очередь это лозунг «проведения референдума о вхождении в состав России». Первой перехватила эту идею партия «Единая Осетия» во главе с и.о. министра ЧС Анатолием Бибиловым, неудачливым претендентом на президентский пост в 2011 году. У партии также нет никакой внятной экономической и политической программы, она просто в ней не нуждается. Лозунг «присоединения к России» хорош еще и тем, что практически отменяет необходимость думать самостоятельно. Не нужны внутриполитические реформы или эксперименты, поскольку в таком случае просто копируется российское положение вещей, даже без учета местной специфики.

Отпадает необходимость создания внешнеполитической концепции и упорной работы на этом направлении, поскольку никакой внешней политики не будет. И, наконец, не будет и никакой экономической программы, поскольку вся ответственность за экономику опять же перекладывается на Российскую Федерацию. Сам Анатолий Бибилов открытым текстом заявил, что «за экономику должна отвечать Россия», что вызвало, мягко говоря, недоумение у социально активной части молодежи. Этой группе избирателей очень странно голосовать за партию и человека, которые не хотят брать на себя какую-либо ответственность.

Чисто «по-цхинвальски»

Партия «Единая Осетия» на электоральном поле ведет себя крайне агрессивно, используя пиаровские методы интернет-войн. Однако это не мешает Анатолию Бибилову вести себя и чисто «по-цхинвальски», окружая себя значительным числом знаковых фигур из бывших или действующих силовиков и открыто бравируя якобы имеющимися у него связями в Кремле, оставшимися со времен его неудачного «похода в президенты». Эти связи действительно сохранились, но в большинстве своем из все тех же персонажей, что так неудачно повели себя в качестве кураторов РЮО в конце 2011 года.

Это сложно поставить в вину Бибилову, поскольку его политический опыт с тех времен не увеличился, даже пиар-команда с Украины осталась та же. Эта партия вместе с ее лидером оказалась в заложниках у московских политических группировок, которые просто используют ее в борьбе против другой московской группировки. А последняя неоднократно рекомендовала снять раздражающий Москву лозунг о присоединении и о референдуме как несоответствующий национальным интересам Российской Федерации.

Партии работают…

С другой стороны, в «Единой Осетии» на вторых ролях сформировался пласт потенциально симпатичных будущих депутатов из числа нового поколения, которые стремятся в законодательную власть именно из намерений поставить под контроль исполнительную власть. Это ясный и понятный мотив, лишенный идеологической и клановой подоплеки и способный в итоге превратить будущий парламент в нечто реально действующее. Учитывая, что «Единая Осетия» на этих выборах обязательно пройдет в парламент (пока сложно спрогнозировать, на каких позициях), это фактор исключительно положительный. С другой стороны, группировки, стоящие за этой партией, склонны выбрасывать неподконтрольных и сложных людей после кратковременного использования, или же наоборот, – подкупать их, так что в атмосфере всеобщей паранойи, охватившей Южную Осетию с начала этого года, можно ожидать чего угодно.

Партия «Единство», оставшаяся в наследство Южной Осетии, еще со времен президента Эдуарда Кокойты работает по старинке, но эти рельсы достаточно стабильно накатаны. Ее список состоит в основном из политиков-«тяжеловесов» старой номенклатурной среды, хотя и очень разных по своим личностным качествам. А личности, повторюсь, крайне важны в замкнутой, самодостаточной юго-осетинской среде. Нет никаких сомнений и в том, что «Единство» будет активно использовать административный ресурс, используя возможности как руководителей пока действующего парламента, входящих в ее руководство, так и некоторых министров. В прошлом году «Единство» удачно дистанцировалось от личности Эдуарда Кокойты, несмотря на то что во главе ее находится Эдуард Кокоев, изначально креатура именно экс-президента.

Просто бизнес

Вообще фигура Эдуарда Джабеевича слишком уж часто мелькает за спинами ряда политических организаций в республике, а его популярность за последнее время даже выросла. Другое дело, что сам экс-президент склонен преувеличивать свою роль в мироздании, распуская слухи о своих «связях в Кремле и в Минобороны РФ», демонстративно используя бытовые привилегии, данные ему российским руководством как бывшему президенту (машины, охрана). Он навязчиво появляется на знаковых для осетин мероприятиях, куда его иногда даже просто не звали. Создается впечатление, что Эдуард Кокойты, продекларировав непричастность к выборам в республике и вообще какой-либо политической деятельности, стремится просто провести в парламент как можно больше представителей своей клиентелы. Это поведение ему в принципе свойственно, ничего в этом такого уж морально-этически плохого и нет – просто бизнес.

Кто контролирует консульство – тот контролирует эти голоса

В этом контексте очень болезненными становятся даже, казалось бы, второстепенные кадровые назначения. Например, в Москве мало кто обратил внимание на спешность и скорость создания консульства РЮО во Владикавказе, о необходимости которого говорили годами. И вдруг оно было организовано в рекордно короткие для дипломатической бюрократии сроки. Дело в том, что после создания консульства несколько тысяч избирателей с юго-осетинскими паспортами, проживающие в Северной Осетии-Алании, будут голосовать именно в новом консульстве. И кто контролирует консульство – тот контролирует эти голоса. А напомним, что именно голоса жителей Северной Осетии-Алании, приезжавших тогда на избирательный участок на границе, во многом решили исход президентских выборов в 2012 году.

Клуб «под Давида»

Партия «Новая Осетия», возглавляемая и.о. министра иностранных дел Давидом Санакоевым, не сильно похожа на политическую партию в прямом смысле этого слова. Скорее, это клуб, созданный «под Давида», сразу же после того, как он триумфально и неожиданно вышел во второй тур президентских выборов в 2012 году. У него нет прямых врагов, кроме буквально нескольких семей, оскорбленных скандалом с квотами на поступление осетинских выпускников в МГИМО в прошлом году. Но нет и друзей, поскольку с профессиональной точки зрения министром Давид Санакоев оказался исключительно плохим. И только нежелание раскачивать лодку спасло его от позорного увольнения после отставки правительства Хугаева. Санакоев просто разрушил работу МИДа, довел до нервного тика МИД России, включая железобетонного Карасина, а некоторые его демарши и разъезды сильно смахивали на фарс, который он затем решительно выдавал за успехи, причем на пресс-конференции, которую проводил как глава партии, а не как министр.

С другой стороны, в «клубе Санакоева» достаточно места для амбициозной молодежи, которую не возьмут в партию «Единство» с ее номенклатурными замашками и в «Единую Осетию» с одноколейностью и солдафонством. Есть в Цхинвале такая социальная группа – «некамуфляжная молодежь», которая с удовольствием проголосует за своего парня, не сильно вникая, какие идеи он транслирует, если транслирует вовсе. К тому же Давид Санакоев не сможет использовать в качестве предвыборной платформы привычную для всех критику действующей власти, поскольку сам является неотъемлемой частью этой власти. Причем именно в том виде, в котором она и формировалась две года назад: с неподотчетными денежными фондами «на представительские расходы», с раздачей должностей и дипломатических рангов по принципу личной преданности и странными связями в Москве.

Избиратель уже не выбирает Джиоеву

Некогда грозная партия «Осетия – площадь свободы» имени и.о. вице-премьера Аллы Джиоева сдулась до размеров воздушного шарика в рекордно короткие сроки. Ее численность редеет на глазах и приближается исключительно к числу верных соратников Джиоевой по принципу личной преданности. И это при том, что сама она уже официально покинула пост лидера партии, сделав выбор в пользу поста в правительстве, когда такой выбор был поставлен.

Феерически быстрая раскрутка ее имиджа осенью-зимой 2011 года была во многом связана с ресурсами и амбициями Джамбулата Тедеева, тренера сборной России по вольной борьбе и личного противника тогдашнего президента Эдуарда Кокойты. Сейчас Тедеев не нуждается не только в Джиоевой, но и вовсе ни в какой активности в РЮО, поскольку его конфликт с Кокойты носил и носит исключительно личный характер. Соответственно, нет и не будет у Аллы Джиоевой никакой поддержки сверх той, которая осталась у нее после краткосрочного периода митинговой активности. Это стабильный электорат, который уже никак от нее не уйдет. Но и не даст больше, чем буквально пару мест в новом парламенте.

Не откреститься от связей с Кокойты

«Народная партия» во главе с Казимиром Плиевым – штука странная и скандальная. Пожалуй, это едва ли не единственная политическая структура, которой будет труднее всего откреститься от связей с Эдуардом Кокойты. Здесь нет смысла вдаваться в хитросплетения множества финансовых комбинаций и личных взаимоотношений, но достаточно понимать, что место Казимира Плиева и его окружения – рядом с Владимиром Жириновским, хотя весовые категории и не равны. В Южной Осетии острая нехватка людей, способных складывать слова в предложения в промышленных масштабах, и потому одни и те же люди оказываются спичрайтерами одновременно и администрации президента, и нескольких партий. Но несмотря на словесные эскапады и странное бытовое поведение, шансы «Народной партии» будут зависеть от желания группировок, стоящих за ней.

«Задержка действия»

До сих пор главным вопросом, обращенным к президенту Тибилову и его администрации, было отсутствие внятной электоральной опоры. Президент не поддержал ни одну из политических партий и сил, хотя резко отмежевался от лозунга вхождения в состав России, не сформировал даже зачатки собственной или, если хотите, «провластной партии». Возможно, именно эта его затянувшаяся выжидательная позиция и стала причиной вызова в эти дни в Кремль. Леониду Харитоновичу вообще свойственна некоторая «задержка действия»: он высказывается или совершает поступок в основном после того, как основные словесные баталии уже отгремели. Пару раз это даже хорошо сработало. Но это не идеальный и не всеобъемлющий инструмент в политической борьбе в столь сложной стране.

За оставшиеся два с небольшим месяца президентской администрации, которая сама по себе не монолитна, вряд ли удастся создать из ничего новую политическую силу. Скорее всего, будет предпринята попытка создать некую коалицию, которая все также чисто внешне не будет «закреплена» за действующей властью. В Цхинвале достаточно слухов и разговоров «за дверьми». Чтобы тебя причислили к некой коалиции, не надо вывешивать плакаты и придумывать лозунги. Другое дело, из кого эта коалиция будет в итоге состоять.

Карликовые политические партии

Карликовые политические партии, каких в РЮО пруд пруди, изначально формировались либо вокруг отдельной амбициозной личности, либо вокруг клана. Шанс выжить у них был один – оседлать некую тему или лозунг, которые еще не успели перехватить «гиганты мысли». К сожалению, практически никто не воспользовался этим шансом, пойдя по пути создания фейковых «программ» и типично местных родственно-политических интриг.

Исключение составили партии, формировавшиеся вокруг и.о. министра МВД Лавоева и начальника службы внешней разведки Гатикоева. Они не нуждаются в политических программах и написании длинных, наукообразных текстов. Лавоев, Гатикоев и примкнувший к ним и.о. министра юстиции Ванеев – пасторы радикальных протестантских сект, пятидесятников, свидетелей Иеговы и даже невесть как туда попавших мормонов. Число сектантов в РЮО, по ряду данных, уже перевалило за пять тысяч, что в крошечной республике – огромный процент электората. А его мобилизационные возможности настолько огромны и настолько разрушительны, что даже думать страшно. В некоторых наиболее радикально настроенных семьях матери-иеговистки даже запрещают своим детям петь в школе национальный гимн Республики Южная Осетия. Причем делают это демонстративно, несмотря на «двойки» детям за поведение.

Политические проблемы

Затруднительно даже представить себе, если вдруг клан Лавоева-Гатикоева будет избран администрацией президента РЮО в качестве «провластной» партии – опоры некоего «государственнического» курса на предстоящих выборах. Но такое развитие событий отнюдь не фантастично, поскольку эти персонажи обладают закулисным влиянием даже на главу администрации Бориса Чочиева, и влияние это тянется еще с президентских выборов 2012 года. Помимо всего прочего, у руководителей МВД, разведки и таможни сложились очень сложные, а в ряде случаев и просто неприязненные отношения со своими российскими коллегами, что может напрямую и не сказаться на итогах выборов, но повлияет на дальнейшие российско-югоосетинские отношения.

Есть еще партия «Фыбыбашта» («Отечество»), возглавляемая главой комитета по информации и печати Вячеславом Гобозовым, которая испытывает серьезные кадровые проблемы, поскольку сознательно пытается претендовать на некий иной интеллектуальный уровень политической игры. Ее шанс на успех в преодолении 7%-ого барьера, против которого неоднократно выступал сам Гобозов. Заключен он в возможном вливании неких новых сил и личностей, хотя и того, и другого в Цхинвале явный дефицит.

Парламент – «место для дискуссий»

В любом случае уже сейчас можно с уверенностью сказать, что по итогам выборов 8 июня мы получим в РЮО совсем новый (с интеллектуальной точки зрения) парламент, особенно по сравнению с тем, что видели в последние годы. Нельзя сказать, что это будет некий переход к парламентской республике, но новый состав безусловно будет оказывать куда большее давление на исполнительную власть, чем заканчивающий свои полномочия.

Это будет «место для дискуссий», хотя их качество и уровень идеализировать не приходится. В специфической ментальной атмосфере РЮО такой политический инструмент крайне важен, если даже на минуту забыть о том огромном массиве документов, которые придется обсудить и принять новому составу парламента. И уж точно нельзя будет говорить о единодушии при обсуждении, например, законов о частной собственности на землю, о банковской сфере, о страховании, концепций внешнеполитической деятельности, реформировании МВД и прокуратуры. Это будет интересно. Насколько продуктивно – посмотрим. Главное, чтобы в ходе двух месяцев предвыборной борьбы вместе с грязью не выбросили и то хорошее, что может из этого получиться.

Читайте также: Новости Новороссии.