Какие технологии применяет Запад, провоцируя «цветные» революции

25-11-2019

События на Украине министр обороны России Сергей Шойгу в ходе конференции по международной безопасности в Москве назвал «цветной революцией». По его мнению, смену власти в соседней стране можно поставить в один ряд с похожими событиями в других государствах. Как определил это Шойгу, механизм госпереворота везде одинаков и может быть применен в любой точке мира. Последствия тоже будут похожими: иностранные государства завладеют богатствами страны, где произошла «цветная революция». Похожее мнение высказал и министр иностранных дел Сергей Лавров. Встает только вопрос, как можно защититься от подобного сценария.

Если еще 30 лет назад такое понятие как «экспорт революции» казалось ушедшим в историю, то за последнее десятилетие мир увидел, что это реальность. Революции прошли в Югославии, в Грузии, в Молдавии, на Украине. В Киргизии даже дважды. К «цветным» революциям многие относят и свержение Каддафи в Ливии и отстранение от власти Мубарака в Египте. Механизм везде одинаков: вначале люди выходят на площадь и не хотят расходиться, а через некоторое время под напором толпы руководители государства вынуждены оставить свои посты.

Правда, последние события на Украине показали, что за последнее время технология немного изменилась. Теперь делается ставка не только на мирных демонстрантов, готовых плясать у сцены под композиции любимых артистов, но и на подготовленных боевиков, готовых стрелять.

С другой стороны, революции провалились в Белоруссии и в Армении. Значит, есть способы их предотвращения.

Профессор РГГУ политолог Сергей Черняховский поделился с «СП» своим видением причин «цветных» революций и имеющимися возможностями для их предотвращения:

– Меня в заявлениях Шойгу и Лаврова удивляет только то, что они о «цветных» революциях сказали только сейчас. В «цветных» революциях есть две составляющие. Первая – лишение страны ее суверенитета с опорой на тех людей, которые чувствуют себя не столько гражданами своей страны, сколько частью некоего западного мира в его идеализированном варианте. Эти люди думают, что если свергнуть власть и присоединить государство к евроатлантическому сообществу, то они заживут также. Причем люди не понимают, что сразу зажить также невозможно и что на Западе своих проблем предостаточно.

Вторая составляющая – так называемый ненасильственный протест, который сочетается с давлением на власть государства, не позволяющим ей применить силу для разгона оппозиционеров.

За последние десять лет вся технология «цветных» революций стала известна. И очевидно, что она срабатывает только в стране со слабой властью и с довольно демократической атмосферой. Сильную власть таким путем никто никогда не мог свергнуть.

И со временем стало понятно, что технология начала проваливаться. Революции не получилось в Белоруссии, не получилось в России в 2011-12 годах. И технология стала модернизироваться. Теперь мирный протест перерастает в силовой вооруженный захват власти, как это и было сто или двести лет назад. Но при этом для всех наблюдателей создается картинка исключительно мирного противостояния. И только власть применяет силу, как все западные страны выступают с осуждением. И потом уже к этой власти применяют силу. Эта технология была хорошо опробована сейчас на Украине. Причем, если силу применяют сторонники Запада, находящиеся ли в оппозиции на Майдане или уже новые власти по отношению к Юго-Востоку, то все делают вид, что ничего не происходит. Скажем, Каддафи делал по отношению к протестующим практически то же самое, что сейчас делает киевская хунта на Юго-Востоке. Но Каддафи тут же перекрыли воздушное пространство.

Это такой принцип: ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. И мы должны понимать, что эта технология будет скоро применена в России нашими геополитическими конкурентами. И если бы процесс не остановили, то наши либералы в союзе с радикальными националистами так же, как на Украине, расстреливали бы людей.

Поэтому надо понимать, что в разговорах с нашими западными партнерами любые апелляции к правам человека вызывают у них только смех. Это всё равно как во время крестовых походов арабы стали бы увещевать крестоносцев заповедями Христа, что убивать людей нельзя.

«СП»: – Как можно подготовиться к «цветной» революции?

– Во-первых, государство должно проводить политику в интересах большинства граждан, чтобы в критический момент вышли его сторонники. Если власть претендует на сохранение суверенитета страны, то она не должна действовать только для удовлетворения потребностей узкой прослойки.

Во-вторых, надо понимать, что на Майдан выходили вовсе не те люди, кто имел реальную причину для недовольства. Они-то рассчитывали на пенсии и пособия от Януковича. На Майдан вышли те, кто выступал за лишение Украины суверенитета. Мол, пойдем в Европу и будем там рабами. Активно использовался и фактор коррупции. Конечно, это очень плохое явление, но для протестующих это было удобным прикрытием.

Поэтому не надо бояться применить силу против так называемого мирного протеста. При этом не обращать внимание на слова возмущения со стороны западных партнеров. Если протестующих будут поддерживать функционеры международных организаций, то надо воспринимать их как враждебную агентуру.

Вообще, мы должны понимать, что такое мирный протест. Мир – это спокойствие. Если демонстрация создает напряженность и нарушает спокойствие в обществе, то это уже не мирное мероприятие, а форма вооруженного действия. Не надо обманываться внешними формами, а понимать реальную ситуацию. Киевские события показали, что за разговорами о правах человека скрываются откровенные фашисты.

«СП»: – Может ли государство предотвратить перерастание мирного стояния на площади в столкновения с вооруженными радикалами?

– Мирный и вооруженный протест идут рядом. Французская революция тоже начиналась как мирное шествие. В случае с «цветными» революциями всё координируется. Это просто распределение ролей. Это как в подворотне мальчик просит закурить, а потом выходит три амбала и спрашивают, почему ты обидел маленького. Это распределение ролей такое, никто же не будет всерьез говорить, что амбалы действительно заступились за ребенка. Поэтому когда собирается якобы мирный протест, его надо сразу разгонять. Надо действовать, исходя из безопасности граждан и сохранения единства страны.

Во Всеобщей декларации прав человека сказано, что реализация прав не должна нарушать отношения людей друг к другу в духе братства, не оскорблять общественную мораль и не мешать выполнению своих обязанностей перед обществом. Поэтому, если демонстрант не настроен к другим гражданам в духе братства, оскорбляет общественную мораль и плюет на свои общественные обязанности, то это уже не мирный демонстрант.

«СП»: – Какой фактор в «цветной» революции наиболее важный: раздача иностранных грантов, подготовка боевиков, пропаганда оппозиционных взглядов?

– Всё вместе действует. Это как во время войны каждый элемент выполняет свою роль. Свою – диверсионные группы, свою – танковые части, свою – разбрасывание листовок среди солдат противника. В «цветной» революции можно использовать любые вполне мирные вещи.

Специалист по массовому сознанию врач-психиатр Вячеслав Тарасов считает, что любое социальное недовольство при умелом подходе можно всегда обратить в бунт. Бессмысленный и беспощадный.

– Технологии, как сподвигнуть людей к большой политической активности, существуют. Есть так называемые «люди-триггеры». В любой популяции, где собирается хотя бы десять человек, есть свои «пусковики», будь это свадьба или митинг. В толпе, где стоит несколько сот человек, любой, кто начнет выкрикивать простые лозунги, становится триггером. Эта технология была опробована несколько веков назад католической церковью, когда в европейских городах тысячи людей требовали жечь ведьм. Триггерами тогда выступали священники. Так что ничего нового западные технологи не изобрели, в «цветных» революциях используют старые добрые способы.

В толпу, которая выдвигает вполне мирные требования, запускаются довольно агрессивные люди. Они очень эмоциональны и выдвигают простые лозунги. К примеру, «Экспроприация эксплуататоров». И они становятся неформальными лидерами. Но и сами эти люди легко поддаются манипуляции. Они искренне верят в свою мессианскую сущность. Потом этим людям дают деньги, используют их чувство справедливости и дают определенные установки. И триггеры выполняют волю вожака, который, как правило, говорит очень простые вещи.

«СП»: – Есть ли у людей в толпе какие-то защитные барьеры? Скажем, не уходить с площади люди согласятся, но не дадут себя убедить в необходимости убивать полицейских.

– Всё зависит от того, как толпу разогрели. При желании можно убедить людей убивать кого угодно. Вот немцы до чего привыкли подчиняться правилам и соблюдать закон, до чего они дисциплинированный народ, а в 1934 году их убедили участвовать в еврейских погромах. И немцы громили евреев, которых хорошо знали и с которыми жили по соседству много лет.

В толпе у человека размывается чувство ответственности, коллективно-бессознательное берет верх над сознательным. И человек готов решиться на то, что бы в одиночку никогда не сделал. Толпа знает, что ни за что не отвечает. Поэтому никаких граней в поведении нет.

«СП»: – Существуют ли способы, чтобы избежать неуправляемости толпы, когда там появятся люди, которые начнут заводить людей?

– Да, такие способы существуют. Во-первых, на митингах не должно быть пьяных людей. Во-вторых, надо стараться не допускать на митинги людей, страдающих психическими расстройствами. В советское время перед массовыми демонстрациями 1 мая или 7 ноября буйных психопатов принудительно помещали в психиатрические лечебницы. Психиатрию критиковали за нарушение прав человека, но система работала. Потому что люди с психическими расстройствами могут легко стать этими спусковыми механизмами. Они эмоциональны и хорошо заводят толпу.

Люди, проводящие митинг, должны заранее хорошо знать, кто, что и как будет говорить. Бросать лозунги в толпу надо очень ответственно. Стоит учитывать и сезонные изменения. Массовому психозу люди особо подвержены весной и осенью.

Еще один совет – необходимо разделять толпу на несколько групп. Чтобы, если возникнет психоз, всю толпу это не затронуло. Важно еще, чтобы митингу предшествовала какая-то двигательная активность.

В советское время все эти правила соблюдались. Колонны были разделены по коллективам, пьяных и сумасшедших не пускали, митингу предшествовало шествие

«СП»: – Соответственно, для «оранжевой» революции надо всё делать с точностью наоборот.

– Именно так. Стоит учитывать, что на массовые акции ходят люди определенного психического склада, более эмоциональные. Для бунта должно быть реальное недовольство, к примеру, обнищанием или олигархами. Плюс надо добавить очень эмоциональных людей, скажем, футбольных фанатов. Необходимы финансовые вливания в тех, кто готовит лозунги. Они должны быть простыми и легко повторяемыми. К примеру, очень хорошие лозунги «Слава Украине!» или «Кто не скачет – тот москаль». Это четко, ясно и понятно. Могу сказать, что «цветная» революция — довольно недорогое удовольствие, при небольших затратах можно добиться большого эффекта.

Конечно, толпу разогревают еще с помощью химических средств. В Киргизии людям давали наркотики, на Майдане и в Грузии поили алкоголем. А, как известно, пьяному море по колено.

«СП»: – Сильно ли зависит поведение толпы от страны?

– Этнокультуральные особенности очень важны. Русские и эстонцы вовсе не одно и то же: в Эстонии устроить погром намного тяжелее, чем в России. А в Армении или Азербайджане это сделать много проще. Принципы везде одни и те же, но западные специалисты, которые планируют «цветные» революции, учитывают особенности. В том числе, и в плане лозунгов. Для каждого народа придумываю что-то своё. Очень активно используется для революций исламский фактор. Я думаю, что протестующие исламисты никогда не читали Коран, но легко заводились. Кстати, самая первая «цветная» революция, на мой взгляд, произошла в Иране в 1979 году. Правда, она была антиамериканская. Но все технологии были те же.

Читайте также: Новости Новороссии.