Китай поспорит за острова в ООН

03-12-2018

Пекин пытается придать спору с Токио международное звучание, но от развития торговли с Японией ему никуда не деться.

В Азии разворачивается новый долгоиграющий конфликт без всякой надежды на плодотворное решение. Утратив надежду выдавить из Японии уступки в споре за архипелаг Сенкаку, Китай решил пожаловаться в ООН. Пока его жалоба носит неформальный характер и в повестке дня Совета Безопасности и Генеральной ассамблеи не значится. Но все впереди: 8 января представитель КНР Лю Цзэи призвал ООН осудить Японию за визит премьера Синдзо Абэ в храм Ясукуни. Там, напомним, почитаются души павших за родину японцев, среди которых есть и военные преступники Второй мировой. А чтобы насолить соседу покруче, Китай заморозил несколько программ по обмену визитами для чиновников, журналистов и студентов.

Перевод подобного спора в международную плоскость (а именно этим путем пошел Китай) – как кома: чем дольше там находишься, тем труднее выйти без вреда. Шансы заполучить Сенкаку с помощью ООН у китайцев и так ничтожны, а время играет отнюдь не на них. Острова по-прежнему контролируют японцы, и они ведут себя все решительнее. Токио, кроме того, показал Пекину, что в игру под названием «кто привлечет в мире больше внимания к своему делу» можно играть и вдвоем.

За день до китайского выступления в ООН Япония и Индия договариваются крепить стратегическое партнерство, в том числе в военно-технической сфере. Намечены обмен визитами на уровне министров и главкомов родов войск, совместные учения и конференции. Очень показательный шаг и для Японии, которая недавно решила агрессивно продвигать интересы своей оборонки за рубежом, и для Индии, которая активно диверсифицирует закупки вооружений и военных технологий.

9 января Япония и Франция договариваются укреплять военные связи и наращивать военно-техническое сотрудничество (приоритеты: беспилотники, вертолеты, подводные лодки). На следующий день японская делегация уже в Великобритании обсуждает военно-техническое Соглашение о поставках и взаимном обслуживании (ACSA) наподобие тех, что заключают со своими союзниками США.

Новый виток спора не улучшит торговые отношения между Китаем и Японией. Считается, что острова Сенкаку богаты различными ресурсами. Но они должны быть не просто богатым краем, а настоящим Эльдорадо в квадрате, чтобы ради будущих прибылей соседи рисковали теми реальными выгодами, которые они сообща создавали годами.

Китай уже пять лет числится главным торговым партнером Японии. С начала тысячелетия товарооборот между ними почти утроился и в 2011 году достиг 345 миллиардов долларов. Но уже в 2012 году, когда Токио и Пекин увязли в островном споре, торговые связи впервые за четыре года сократились – до 333 миллиардов. Это особенно больно ударило по японцам, которые явно ждали большего от своего самого перспективного рынка. Пока Токио исправно наращивал импорт из Китая (по этому показателю даже был поставлен рекорд), Пекин, напротив, сократил ввоз японской продукции аж на 10,4%.

В итоге Японию накрыл тяжелый дефицит внешнеторгового баланса, впервые превысивший 40 миллиардов долларов, и это стало одной из причин, по которым премьера Есихико Ноду с треском прокатили на выборах. Впрочем, в Китае наверняка понимают, что так японцев не остановить: там, где на кону – престиж государства и его территориальная целостность, деньги на втором плане.

В Пекине не могут не сознавать и другое: богу Марсу дозволено куражиться до тех пор, пока он не мешает богу Меркурию. Китай кровно заинтересован в торговле с Японией и не может позволить себе снижать ее объемы, поскольку находится на перепутье реформ. Где были бы его отверточно-паяльниковые производства без доступа на японский рынок, без японских технологий и электронных компонентов? Один пример: смартфоны компании Apple собираются преимущественно в КНР, но сборка встанет вмиг и надолго, если японская Toshiba, единственный поставщик встроенной флеш-памяти для айфонов, передумает помогать.

Еще Япония для Китая – второй по величине иностранный инвестор, закачивающий в экономику соседа 70 миллиардов долларов ежегодно. Но, пожалуй, главный вклад Страны восходящего солнца в китайское благополучие – это 14 000 ее компаний, которые пришли в КНР и создали сотни тысяч рабочих мест. Это особенно важно в свете намерений Пекина сделать опорой своей экономики внутренний спрос. Зарплаты, которые японцы соглашаются платить, скажем, в Шанхае, раза в полтора выше, чем в столицах Филиппин и Таиланда. Кстати, дороговизна рабочей силы – одна из причин, по которым японский капитал перебирается из Китая в Юго-Восточную Азию, и Пекину вряд ли нужно ускорять этот процесс.

Тем более что рядом есть Индия, еще один громадный рынок труда и сбыта. Японских компаний тут пока до смешного мало – около 300, но скоро это изменится. Индийские газеты предвкушают «цунами рабочих мест», и с полным правом: компании из Японии уже в мае прошлого года создавали тут больше вакансий, чем любые другие. Есть и геополитический повод для дружбы: у Индии к Китаю крупные претензии, включая территориальные.

На днях три ведущие деловые газеты из Китая, Японии и Южной Кореи провели опрос среди топ-менеджеров нескольких сотен компаний в своих странах. Оказалось, что лишь 13% китайских и южнокорейских капитанов бизнеса готовы вести дела с Японией, несмотря ни на какие территориальные споры. В самой Японии таких руководителей набралось несравнимо больше: 80% опрошенных «топов» заявили, что политика не должна мешать бизнесу, а потому они не прочь торговать и с трудными соседями. Китайским бизнесменам явно не хватает зрелости их японских коллег. Если до сих пор бремя экономических потерь нес Токио, то вскоре полную пригоршню горьких пилюль придется глотать и Пекину.