Из-за Украины США теряют позиции на Ближнем и Среднем Востоке

31-05-2018

Заняв крайне враждебную позицию по отношению к России в связи с ситуацией на Украине, США лишь ускорили переориентацию Москвы на Восток, в том числе Ближний и Средний. Среди стран этого региона в числе российских приоритетов развития партнерства оказался и Иран как одно из наиболее влиятельных ближневосточных государств, от которого во многом зависит стабильность в зоне Персидского залива, на Ближнем и Среднем Востоке.

Причем Иран является ключевой страной и для стратегических интересов США в этом регионе. Как известно, недавно российские СМИ сообщили о сделке между Москвой и Тегераном на сумму в 20 млрд. долларов. Россия обязуется закупать иранскую нефть, а Иран — российские товары.

Надо отметить, что к подготовке этого контракта стороны приступили еще в декабре минувшего года. Его суть заключается в том, что оплата приобретенной нефти, продаваемой России по цене на несколько процентов ниже рыночной, будет осуществляться не деньгами, а российской продукцией самой широкой номенклатуры — от сельскохозяйственной до продукции машиностроения и российского участия в иранских промышленных проектах. Иран получает гарантированный сбыт своей нефти, а российская промышленность — выход на иранский рынок. То есть контракт взаимовыгоден и не затрагивает интересы других стран.

Реакция Вашингтона на это российско-иранское сближение уже известна и была озвучена заместителем госсекретаря Уэнди Шерман: «Мы совершенно ясно говорим, что любые действия вроде такого соглашения между Россией и Ираном могут повлечь за собой санкции и создадут огромный риск, который существенно затруднит, если вообще не сорвет, достижение комплексного соглашения». Попутно Вашингтон обвинил Россию в нарушении санкционного режима в отношении Ирана. — Это является откровенной глупостью, что и было сказано в ответном заявлении МИД РФ. Тем более что данный контракт является продолжением курса на укрепление партнерских отношений Москвы с Тегераном и расширение двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Показатель товарооборота между Россией и Ираном в объеме чуть больше 2,5 млрд.долл. — это совершенно неадекватная ситуация, которая не отражает возможности для экономик двух стран. Что же касается общности взглядов РФ и ИРИ, которую обе страны демонстрировали по целому ряду проблем — от сирийского вопроса до иностранного присутствия в Афганистане, то она существовала и до упомянутого контракта.

Обеспокоенность США российско-иранским соглашением, с одной стороны, и противостояние Вашингтона с Москвой по Украине, с другой, совпали по времени с периодом, когда Соединенные Штаты стараются ограничить рост влияния Тегерана на региональной и международной арене. А это вовсе не отвечает интересам РФ, которая все больше опирается на Иран, Сирию и Ирак, то есть государства так называемой «шиитской дуги», в продвижении своих позиций в регионе, постепенно выталкивая из него США. И чем больше Вашингтон втягивается в украинские события, тем меньше становится его влияние на Ближнем и Среднем Востоке, где сосредоточены 2/3 мировых запасов нефти и значительные запасы газа.

Сотрудничество с Тегераном является выгодным для Москвы в экономическом, прежде всего энергетическом, а также военно-техническом плане. Одним из главных направлений такого партнерства является ядерная сфера, а также весьма перспективная область добычи нефти и газа. Причем газовая отрасль имеет стратегическое значение. Ведь РФ и ИРИ могут проложить магистральный газопровод в Индию, которая является наиболее быстро растущим потребителем газа в мире, тем самым ограничив поставки газа в Европу, которая по вопросу Украины идет на поводу у США. И тогда ЕС пусть обращается за «голубым топливом» к Америке, которая блефует своим сланцевым газом как заменителем российского газа.

Но пока что на первом месте стоит обеспокоенность Вашингтона российско-иранским сотрудничеством в ядерной сфере. Именно поэтому сообщения о заключении между Москвой и Тегераном нефтяного соглашения вызвали огромную тревогу у Соединенных Штатов, которых всегда беспокоила российская позиция в ходе переговоров по иранской ядерной программе. Если учитывать рост напряженности в российско-американских отношениях из-за воссоединения Крыма с РФ, заключение двадцатимиллиардного соглашения по принципу «нефть в обмен на готовую продукцию» с Ираном еще больше обострит конфронтацию между Москвой и Вашингтоном. К этому можно добавить, что Запад старается мотивировать свой конфликт с Россией из-за Крыма ее поддержкой Ирана на ядерных переговорах, а не теплыми отношениями между Москвой и Тегераном. Поэтому почти сразу же из Вашингтона стали раздаваться очередные угрозы ввести санкции против Москвы и Тегерана из-за 20-миллиардного соглашения между двумя странами. Такое впечатление, что кроме слова «санкции» американские деятели уже других слов из внешнеполитического словаря просто не знают. Вашингтон явно ослаб, раз грозит тем, что уже не работает, тем более если речь идет о крупных государствах.

Тут можно напомнить, что еще когда против Ирана были введены первые санкции, США опасались, что осуществлению американских целей помешает экономическое партнерство Ирана с другими странами и вся антииранская политика потерпит поражение. А ведь санкции против ИРИ начались еще в 1980 году, когда в этой стране победила исламская революция, и на протяжении всех этих лет к ним добавлялись все новые ограничения. Но многие государства не смогли отказаться от иранской нефти, и тем самым они фактически проигнорировали американские угрозы. Однако в течение последних трех лет Соединенные Штаты приложили максимум усилий для того, чтобы склонить своих потенциальных конкурентов на мировом и региональном уровнях к признанию санкций против Ирана, иногда применяя против них даже политику шантажа. Одной из этих стран стала и Россия, которая частично присоединилась к санкционному режиму Запада. Но сейчас начался пересмотр этой линии, учитывая враждебность США и ЕС к Москве из-за Украины. Вашингтон сам подтолкнул Россию к этому. Доверие к США и их политике полностью утрачено. А санкции окончательно стали в глазах РФ ничем иным как американским инструментом навязывания другим странам своей позиции в условиях утраты военного и политического господства Вашингтона во многих регионах.

Но из-за своей твердолобости и близорукости Соединенные Штаты намереваются использовать конфронтацию, возникшую с Россией из-за Крыма, а также оказать давление на Москву, связывая ее позицию по Украине с якобы поддержкой Ирана в ходе ядерных переговоров. В Белом Доме явно игнорируют тот факт, что отношения Ирана с Россией строятся на законной основе и быстро перерастают в стратегическое сотрудничество, пусть Запад и особенно США и пытаются позиционировать их как временное взаимодействие.

Относительно же вышеупомянутого соглашения между Ираном и Россией, можно сказать, что США не просто боятся обхода санкций и резкого снижения внешнего давления на ИРИ. В Вашингтоне реально паникуют по поводу заключения договора о продаже нефти и укреплении связей с Москвой, поскольку в результате данного соглашения будут созданы благоприятные условия для снятия санкций с Ирана.

Надо отметить, что в ключевых моментах переговоров по ядерной проблеме Россия в конечном счете поддерживала Запад в плане оказания давления на Иран. Учитывая этот факт, не секрет, что на данный момент этот вопрос тесно связан с наиболее остро стоящей для Запада проблемой Украины. США и страны ЕС обеспокоены тем, что Россия в целях оказания со своей стороны большего давления на Запад создаст на ядерных переговорах более благоприятные условия для Ирана, чтобы таким образом повысить шансы выгодного для себя решения украинской проблемы. Но тут уж все претензии к вашингтонским стратегам. Как говорится: «За что боролись, на то и напоролись». Нельзя думать, что ссорясь с Москвой по одному международному вопросу, можно рассчитывать на ее поддержку в других. Тем более если речь идет о стратегических интересах России. А постсоветское пространство и Ближний Восток — это приоритетные зоны для Москвы. Поэтому вполне естественно, что в случае заключения двадцатимиллиардного нефтяного соглашения между Россией и Ираном санкции, используемые Соединенными Штатами как рычаг давления на Иран, сразу же потеряют свою силу , а эффект проводимой американцами антииранской политики постепенно сойдет на нет.

Видимо, в Белом Доме забыли, что во внешней и внутренней политике все страны в лице их лидеров добиваются прежде всего реализации собственных национальных интересов. Наверное, в Вашингтоне считают, что другие государства должны руководствоваться только американскими интересами. Поэтому лидерам США не стоит удивляться тому, что из-за своей глупой позиции по Украине они в конечном счете нанесут ущерб своей стране и потеряют позиции в тех районах мира, где до сих пор Соединенные Штаты были сильны.