«Почему у хлопцев чубы трещат?»

04-11-2018

Угар информационной войны постепенно рассеивается, уступая место трезвому анализу. И становится всё яснее: самым активным участником конфликта вокруг Украины и Крыма являются США.

Результаты социологических исследований свидетельствуют о том, что европейцы не горели и не горят желанием принять в объятия Украину. Европейцы не хотят усугублять экономические и социальные трудности. Тем более что речь идёт о помощи коррумпированной украинской элите. Французский институт общественного мнения свидетельствует: почти 70% французов против предоставления кредитов Украине и примерно столько же против вступления Украины в ЕС. Сходные результаты и у немецких социологов. И неслучайно, что после крайне нервной политической и информационной атаки на Кремль европейские политики всё яснее демонстрируют желание «спрятаться в кусты». «Выход из кризиса должны искать не мы, а Россия и США», — доносится из политических коридоров Европы. В сущности, европейцы дают понять, что основным заказчиком в конфликте с Москвой был Вашингтон. Каковы же цели американской политики в украинском конфликте? Большого экономического интереса для США Украина не представляет. Эксперты сомневаются и в военной целесообразности размещения на Украине американских ракет. Время подлёта ракет, которые США гипотетически могли бы разместить на Украине, считают они, мало отличается от времени подлёта ракет, которое американцы уже имеют в Восточной Европе. Речь скорее о политическом эффекте: показать Москве и Европе: «Мы всё можем».

Что за кулисами?

Истинные цели американцев не на Украине, а в Европе. Украина — лишь попавший под руку удобный и недорогой инструмент. Вот, казалось бы, совсем незначительный факт. На днях, нагнетая страхи вокруг гипотетической возможности России перекрыть поставки газа в Европу, четыре европейские страны — Чехия, Венгрия, Польша и Словакия — обратились к Конгрессу США с просьбой как можно быст­рее наладить экспорт американского сжиженного газа в Европу. Конгресс разразился аплодисментами.

И неслучайно: эта «маленькая» просьба хорошо вписывается в стратегические планы США: поссорить Европу с Моск­вой и отодвинуть Россию в сторону как крупнейшего поставщика энергоресурсов. Есть и побочные цели: генерируя кризисные ситуации в Европе (как сейчас в связи с Украиной), США повышают «капитализацию» НАТО в Европе, обеспечивают заказы для своего военно-промышленного комплекса и работу для своих генералов.

Есть и ещё один аспект. Президент Б. Обама недавно объявил об эпохе «новой индустриализации». США уже начали и в течение ближайших лет намерены возвращать в свои границы многие производства, которые ранее по соображениям рентабельности были выведены за границу. Если эта новая политика будет успешной (а сомневаться с учётом американской динамики в этом не приходится), США потребуются новые рынки сбыта для продукции. Европейский — один из самых крупных. И в этой связи американцам не с руки углубление экономического партнёрства России и Европейского союза.

Немного «почему»

Почему же в ситуации с Украиной Европа так легко повелась на антироссийскую риторику Вашингтона? Ведь Европе в отличие от Америки есть что терять в случае резкого ухудшения отношений с Россией. В одной только Германии 300 тыс. рабочих мест зависят от экономических связей с Россией. Причина становится яснее, если принять во внимание, что среди самых злых критиков России в нынешнем конфликте снова оказались восточноевропейские страны.

Для тех, кто знаком с послевоенной европейской историей, истоки такой враждебности ясны. Освободив Европу от фашизма, Москва навязала Восточной Европе свою «советскую систему». Посадив в восточноевропейские столицы своих «ульбрихтов», Москва «для защиты демократии» неоднократно использовала войска — то в Германии, то в Венгрии, то в Чехословакии. Культурными символами этой «советской демократии» были, в частности, и многочисленные памятники советским воинам в городах Восточной Европы. Сегодня эти памятники служат для европейцев не столько напоминанием о «вечной дружбе», сколько дополнительным раздражителем. Заметим в скобках, что американцы, участвовавшие в освобождении западноевропейских стран от нацистов, памятников своим солдатам не устанавливали. Зато оказали европейцам мощную экономиче­скую помощь («план Маршалла»), которая позволила дать людям работу, быстро восстановить экономику, снять социальную напряжённость и тем самым ликвидировать опасность расползания по Европе коммунизма. Послевоенное американское влияние пустило в Европе глубокие политические, экономические и культурные корни, что и было продемонстрировано в ситуации с Украиной. И прежде всего в сфере информационного противостояния.

Российские политики сегодня обижаются на неожиданно жёст­кую позицию канцлера Германии А. Меркель. Удивление пропадает, если ознакомиться с её биографией. Г-жа Меркель родилась в 1954 г. — через год после смерти Сталина, выросла в ГДР и в юные годы прошла через школу «пионерии» и немецкого варианта комсомола. Думается, что её нынешняя позиция в немалой степени мотивирована этим. Ей понятны те опасения, которые возникают в Восточной Европе, когда речь заходит о расширении сферы влияния Москвы на «братские народы».

Позиция европейских политиков, критикующих ныне Моск­ву, связана ещё и с тем, что политическая тусовка России посылает Западу крайне противоречивые, а то и пугающие сигналы. Европейцев настораживают ползучее возвращение советской идеологии, мания имперского величия, удивляют возросшая активность коммунистов, накачка русского ура-патриотизма. Накладываясь на память о жизни за Берлинской стеной, эти сигналы создают не самое благоприятное впечатление о новой России.