Ещё и выиграть информационную войну

18-10-2018

Сегодня, когда в наших СМИ одна за другой появляются материалы о готовности стран Запада нанести удар по Сирии, невольно вспоминаешь другие материалы появлявшиеся там совсем недавно и соответственно – комментарии к ним. Напомню, что материалы эти были посвящены поставкам российских ракет С-300 сирийскому правительству. И… радости многих наших соотечественников просто не было предела, о чем они так прямо и сообщали в социальных сетях: «Ну, вот мы им теперь покажем!»

Между тем очевидно, что время сейчас такое, когда только лишь одними ракетами – пусть даже и очень хорошими, – увы, не обойтись, а для решительной победы нужно ещё что-то! Что именно? Ну, например, умелое управление общественным мнением, без которого и самая лучшая ракета может оказаться не у дел. И вот готовы ли наши соответствующие службы к ведению таких вот войн и – главное, а как такие современные информационные войны проводятся?

Уметь использовать информацию – будь то данные о количестве вражеских войск или сообщение, полученное от тайных шпионов о том, что вражеский полководец, ну скажем, до смерти боится пауков, – это всегда означало очень многое. И вот многочисленные спекуляции в прессе вокруг С-300 можно тоже рассматривать как часть информационной войны. Причем войны ведущейся очень умело. А вот мы умело ведем информационные войны или нет?

Опыт показывает, что не очень, причем достаточно почитать старые российские газеты, чтобы в этом убедиться. Ну, например, спустили у нас в России на воду в 1871 – 1875 гг. два круглых броненосца – «поповки», названных так по имени своего создателя вице-адмирала А.А. Попова и были они весьма специфическими кораблями, и это надо было понимать! Однако не кто-нибудь иной, а именно наша российская же пресса обрушилась на них с самой огульной критикой, так что о том, что они «плохие» не писал в то время только лишь ленивый. В результате власть получила пощечину, а пресса продолжила терзать её на всех уровнях, причем отнюдь не столько оппозиционная – ну, скажем большевики и эсеры, а своя, государственная, существующая, так сказать, по воле власть имущих. Так что на одной и той же странице писалось о государе-императоре как о Вожде, но тут же шел материал о суде над генералами, сдавшими Порт-Артур и сдавшимися японцам при Цусиме, и что могла подумать пусть даже часть наших граждан о таком царе, который все это допустил? «Ошибки» (а, скорее всего это и не ошибки были!) российской прессы привели к тому, что Николай II за три года первой мировой войны в глазах народа превратился из «белого царя» – былинного богатыря, ведущего народ на вселенскую битву с «тевтонами», – в «царя-дурачка», «пьяницу» и «изменщика». В итоге власти вообще отказались от использования образов императора и его семьи для патриотической пропаганды. То есть «медийная» война русской монархией была проиграна задолго до февраля 1917 года!

А теперь вспомним слова А.С.Пушкина из его бессмертной трагедии «Борис Годунов» – чем был силен Самозванец? «Не войском, нет, не польскою помогой. А мнением; да! Мнением народным» А вот хорошего-то мнения царя пресса и лишала и в итоге (хотя одна только пресса, понятно, тут ни причем!) случилось то, что случилось.

Однако, если вы думаете, что красные комиссары извлекли из этого урок, то вы жестоко ошибаетесь! Нет, ведя опять-таки жестокую информационную войну за мировую революцию в сознании народных масс, они допускали в своей же собственной печати ну просто возмутительные ляпы, которых опять же людям умным и опытным допускать ну ни коим образом было нельзя. Например, если в передовицах газеты «Правда» расписывалось, как плохо живется «там» и как рабочие в тех же США голодают, то на четвертой странице, в разделе «Новости науки и техники» сообщалось, что там… открыт «завод-автомат с кондиционированным воздухом, бестеневым светом и прочими удобствами для рабочих!» Ещё хуже были политические фельетоны журналистов-очевидцев, которые… да, критиковали те же США, но при этом писали в них такое, что это просто не могло не вызывать зависти и… гнева! Зависти к тем, у кого все это есть уже сейчас, а не где-то в «светлом завтра», а ненависть к тем – у кого это уже тогда было, пусть даже это и было у немногих!

Дальше – больше! Началась война в Испании и наши газеты стали сообщать о… победах республиканцев! Те постоянно громили превосходящие силы противника, захватывали трофеи и… отступали, отступали, отступали! Бить – били, трофеи захватывали, но отступали!!! Ну, а самое смешное – сообщение в той же «Правде», что маршал Тухачевский был сыном крестьянина, а потом – спустя три месяца, уже после его ареста, что он… сыном помещика! Как будто бы памяти у людей не было никакой!

Точно так же, если не хуже обстояло дело и во время войны, но эта тема столь обширна, что требует отдельной статьи, а здесь пока можно сказать, что ну нельзя было писать тогда так, как писали. Причем опять же удивительно, что ни журналисты этого не понимали, ни сам Сталин очевидно не понимал!
В итоге только в начале 50-ых в городе Куйбышеве набралось более 15 человек, считавших и говоривших об этом вслух, что политика СССР в корейском конфликте диаметрально противоположна тому, о чем писали все советские газеты! Так что среди арестованных оказались и 65-летний пенсионер Валерий Слушкин, и 36-летний колхозник Бари Хасанов, и 35-летний художник Новокуйбышевского дворца культуры Петр Желяцкий и ещё многие, многие другие. Все они из-за своей политической безграмотности отправились в лагеря на срок от четырех до шести лет. И это данные только лишь по одной области. Но сколько людей думали точно также, только не болтали?! Ну, а дальше было все то же самое, включая и сообщение Советского правительства, что «неизвестный самолет ушел в сторону моря», хотя на самом деле он давно уже лежал на дне! То есть, очевидно, что в прошлом советская пропаганда вести информационные войны не умела, а вот приобрела ли такой опыт наша российская пропаганда за последние годы – это ещё как посмотреть. С одной стороны вроде бы «да», а с другой – нам же постоянно ни на что не хватает денег!

Не будем сейчас говорить, хорош или плох был режим установленный в СССР с 1917 по 1991 год, главное, что он был установлен, и имел соответствующую идеологию. Следовательно, государство должно было его укреплять. Причем не только (и даже не столько!) за счет репрессивных органов, сколько за счет умело распространяемой информации. А что было у нас? Вместо одного, единого потока информации бьющего в одну цель, мы имели три… в расходящихся направлениях. Один – «там все плохо, плохо, плохо, мировая революция начнется вот-вот!» Второй – «вот какая там техника, вот какие там открытия, вот как много там продали авто!». И ну фельетоны… вроде бы в них «критика» буржуазного строя была. Но на деле между строк читалось восхищение уровнем жизни! И никто, ни редакторы газет, ни сам Сталин не видели этого и не понимали (вот оно отсутствие высокой культуры и хорошего образования!), к чему это приведет. То есть в тоталитарной стране и пресса должна быть полностью тоталитарной. Ей вредны даже крупицы демократии! Но… не понимали, не видели, а в итоге уже в 1953 года огромное количество людей по стране не верило газетам, правительству и партии. Ну, а дальше этот процесс пошел по нарастающей. Так что тут даже пресловутый «план Даллеса» не понадобился. Впрочем, загляните на досуге в библиотеку или архив, полистайте подшивки газет за 30,40,50 годы и вы ужаснетесь массе нестыковок и нелепиц, просто бросающихся в них в глаза!

Однако давайте вернемся к нашим ракетам. Были они поставлены, нет – опять не суть неважно. Важно, насколько в Сирии все это получает достойное, то есть выгодное именно России, отражение в местной арабской прессе, на радио и на ТВ? То есть, грубо говоря, хватает ли у России денег на то, чтобы оплачивать «хороший тон» арабских СМИ или же и здесь все пущено на самотек?

Но вот, допустим, ракеты поставлены и с ними прибыл наш персонал. А вот будут ли оплачены в сирийской прессе заказные статьи о том, насколько эти ракеты хороши, адаптированы к местным условиям, а присланные с ними специалисты – мастера своего дела? Скорее уж я поверю, что там появятся совсем другие материалы, что ракеты – старые, что отправлены они в Сирию по принципу «бери Боже, что нам негоже», а специалисты – так себе, потому, что «хороших специалистов в России давно не осталось… при такой-то зарплате!»

Дальше – больше. Можно повторить и опыт войны в Испании, когда один из испанских офицеров публично заявил, что такое большое количество советских офицеров-инструкторов ставит их, испанцев, в положение «колонизируемой нации» и дать интервью с одним из таких местных офицеров. А ракеты штука сложная, научиться работать с ними не так-то легко, и что будет, если у местных офицеров такого рода материалы создадут по отношению к ним негативное отношение? Тут один неудачный запуск, другой… Учеба же… или диверсия… кто знает?! А в результате: «Ну, вот видите, мы же вас предупреждали!» – тут же вновь выступят журналисты с соответствующими комментариями и в чью сторону тогда повернется общественное мнение?
А к нашим специалистам, едва только они окажутся за порогом военной базы, можно будет подослать вербовщиков-агентов. Понятно, что они сразу доложат «кому надо»! Так ведь на это и расчет! Тут же можно будет написать в газетах, что «попытки были» и… любые технические неполадки свалить на то, что «не подкупили одного, так подкупили другого!» И опять-таки, а что об этом подумает сирийский военный персонал, не говоря уже о том, что ведь и к нему тоже можно применить подобные методы…

Заметим, что формы информационного воздействия на общество могут быть разносторонними и очень действенными, а вот насколько мы к ним готовы на территории арабского Востока неизвестно. Ведь вот в ту же Испанию СССР поставлял и танки, и самолеты, и винтовки, но… испанцы говорили, что всего этого поставляется мало, пулеметы старые и «расстрелянные», а винтовки – однозарядные ремингтоны 1902 года выпуска!

Ну и, наконец, замечание, относящееся больше к психологии, но связанное с управлением людьми посредством распространения информации. Простым людям всегда импонирует действие. А любое сомнение – это для них стресс, это волнение, а в состоянии волнения, особенно избыточного, со сложной техникой лучше не работать! Резко возрастает вероятность ошибки. А местные СМИ опять же любую такую ошибку будут раздувать «против нас». Или не раздувать, если им соответственно за это заплатят. И вот мне очень интересно, мы готовы за это платить?