Кто на Украине возьмет под контроль ситуацию?

27-10-2019

В разрешении украинского конфликта, уже перерастающего в гражданскую войну, видится несколько составляющих. Если расположить их по мере нарастания важности, то наименее сложной и легко осуществимой можно считать имиджевую составляющую.

Для того чтобы украинские граждане видели, что лица, наделенные властью и стоящие у руководства страны денно и нощно пекутся о том, чтобы преодолеть надвигающийся развал страны, должны подальше спрятать свои галстуки и дорогие костюмы и перейти на более демократическую и неофициальную форму одежды. Они должны выйти из своих кабинетов, найти адекватные ситуации формы общения с людьми, для того чтобы услышать, пусть и горькие для себя, но необходимые слова и отнюдь не только от радикально настроенных граждан. А кому-то стоило бы и серьезно похудеть. И что это такое, когда о назревшей необходимости ввести в стране чрезвычайное положение говорит женщина-министр?

Репутационная составляющая. Как видно из публичных заявлений, власть предержащие предпочитают произносить мантры о том, что кризиса в стране нет, а есть временные и небольшие трудности, которые очень скоро будут преодолены. На фоне явного обострения ситуации высшие чины заявляют о том, что «если люди вышли на улицу, значит что-то не так», что «ситуация нормализуется», что затягивание конфликта связано в первую очередь с «нашим нежеланием применять силу».

Между тем было бы гораздо честнее и эффективнее все-таки официально признать наличие серьезных противоречий и реальных угроз существованию государства под названием Украина. Ретушь только усиливает недоверие к действиям властей, дезориентирует органы правопорядка и дает дополнительные стимулы для действий радикально настроенных сил.

Представляется, что властям не обойтись без покаяния. Власти оказались виноваты перед людьми, не обеспечив им безопасности жизни, устойчивости развития, предсказуемости и справедливости. Многие из тех, кто связывал с ней свои надежды, кто голосовал за нее, остались разочарованы или просто обмануты властью. Это именно те люди и те социальные группы силы, кого нет на Майдане, но которые теоретически могли бы сказать свое «нет» захвату правительственных зданий и коктейлям Молотова. Однако они наблюдают со стороны, чем закончится сшибка, полагая что это не их война и что это различные группировки олигархов меряются силами, разбудив в конце концов все самое темное и архаичное в сознании и в поведении Майдана.

Сущностная составляющая. Представляется, чтообещания президента переформатировать правительство и пересмотреть законы 16-го января, амнистировать задержанных во время столкновений, а также уволить чиновников, причастных к разгону Евромайдана 30-го ноября, явно запоздали. Также неадекватными кажутся требования оппозиции вернуться к Конституции 2004 года, провести досрочные президентские и парламентские выборы. Все эти меры не обещают никаких свежих и давно назревших позитивных изменений в стране. Может быть кто-то еще (к сожалению, именно так можно охарактеризовать некую третью силу), способен предложить новую модель развития страны? Но о радикалах-боевиках, громящих правительственные и административные здания в Киеве и областях речь, конечно же, не идет.

В нынешних обстоятельствах правящей верхушке пора отказаться хотя бы от части своего богатства и роскоши, которая бьет в глаза и раздражает общественное мнение. Нажитые «непосильным трудом» дачи и резиденции могли бы получить в качестве санаториев, больниц, летних лагерей дети, ветераны и другие социально уязвимые группы населения. А закрытые яхт-клубы, корты и другие объекты престижного отдыха, в которых резвится золотая молодежь, могли бы послужить делу развития массового спорта в стране.

Кажется, уже назрела задача ренационализации собственности в Крыму, попавшей в руки правящей верхушки после 2010 года. Согласитесь, умерить аппетиты и потерять часть своих капиталов, приобретенных благодаря административному ресурсу, все-таки лучше, чем потерять всю страну. Как бы ни возлагалась вина на экстремистские элементы за беспорядки в стране, ответственность за ее развал в истории все равно ляжет на правящую партию и ее руководителей.

На фоне занятых митингующими государственных учреждений в центре Киева обещания главы правительства «продолжить реформы» выглядят запоздало и неубедительно. Кого сейчас вдохновят, например, то, что с 1 января уже вступили в силу нормы нового кодекса, согласно которым на Украине будет самый низкий в Европе налог — всего 18% или что он предусматривает ускоренные нормы амортизации в случае модернизации производства. Вступившие в силу законы о частно-государственном партнерстве, о технологических парках, о преференциях IT-отрасли, рассчитанные на мирную подготовку к выборам 2015 года, не успели сработать. И уже едва ли стоит рассчитывать на них как на надежную подушку безопасности.

Совершенно очевидно, что в стране назрели гораздо более существенные и масштабные преобразования. Все более абсурдно выглядит, например, ситуация с украинской ГТС, которая, как тяжело больной пациент, может умереть, не дождавшись квалифицированной помощи. А можно было бы воспользоваться ситуацией и, наконец, прислушаться к предложениям Германии и России, на днях предложивших совместный проект «модернизации и эксплуатации украинской газопроводной системы».

В стране так и не состоялась полноценная территориально-административная реформа. Регионы не получили самостоятельности. Киев за счет консолидированного налога стал главным и единственным финансово-экономическим и административным центром, собирающим налоги и затем распределяющим бюджетные потоки по регионам. Региональные элиты, сосредоточившие в своих руках системообразующие отрасли, вслед за финансовыми потоками благополучно перебрались в Киев. Все это дает основания полагать, что в нынешней ситуации основанием и серьезным поводом для регионализации в большей степени могут стать именно экономические факторы и позиция местных управленческих и экономических элит, которые вправе потребовать более справедливого распределения ресурсов.

Восточные регионы, в частности, недоумевают, почему Тернопольская область зарабатывает 244 млн. грн., а дотации из госбюджета составляют в два с половиной раза больше – 630 млн. грн. Ивано-Франковская область зарабатывает 342 млн. грн., а более 776 млн. грн. получает в качестве дотаций, Львовская область тратит почти на полмиллиарда грн. больше своих возможностей. В свою очередь, Донецкая область зарабатывает 4 млрд. 679 млн. грн., а государственные выплаты составляют 1 млрд. 235 млн. грн.

Сейчас модной стала тема распада Украины. Прогнозы крутятся вокруг вопроса о том, на сколько частей она распадется – на две, три, четыре или даже на шесть. Насколько реалистичны или же утопичны такие прогнозы решится в самом недалеком будущем. Но если ничего не делать или заниматься косметическими процедурами типа «переформатирования правительства», то могут оправдаться самые радикальные фантазии. Призрак федерализма бродит по Украине. И трудно этого не видеть.

Представляется также, что целый ряд западных дипломатов и чиновников вполне заслужили свою «мюнхенскую речь» от украинского руководства, поскольку многие из них, поправ принципы суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства, продемонстрировали замашки колонизаторов, низведя Украину, которую они на словах только что хотели видеть своим ближайшим партнером, до уровня африканских стран, где пылают вооруженные межплеменные конфликты.

Это, конечно, дело украинского правительства — отказаться от посреднических услуг Запада или принять их. Но в любом случае следовало бы быть более принципиальными и разборчивыми в выборе иностранных миротворцев и определения их полномочий в стране.

Вся предшествующая политическая практика показывает, что действующая власть на Украине, в конце концов, уступает оппозиции, независимо от того, кто в данный момент находится у власти, а кто — в оппозиции. Янукович уже один раз согласился на досрочные выборы (в парламент) в 2007 году. Ему будет крайне трудно на этот раз пойти по другому пути. При этом оппозиция, стремящаяся захватить власть, отнюдь не демонстрирует стратегического видения перспектив страны. В самом деле, не считать же лозунги о безальтернативности европейского вектора этой самой стратегией.

На Украине на глазах всего мира происходит стремительная архаизация политического пространства и политического дискурса. Майдан демонстрирует приверженность европейским ценностям с помощью «коктейлей Молотова», средневековых катапульт, заточек и булыжников. Ясно, что одними жесткими мерами, даже с помощью режима ЧП разрешения конфликта не добиться. Стране нужна новая система ценностей, новая повестка дня и новые перспективы развития, которые не должны иметь ничего общего с возможностью «свалить из страны» как только будет ослаблен визовый режим с Западом.

Кому в стране можно адресовать эти задачи и на чьи силы следует рассчитывать? Нынешним властям или майданной оппозиции? А может быть некоей третьей конструктивной созидательной силе, о существовании которой пока толком никто не знает, но потребность в которой становится все более и более очевидной?.

Читайте также: Новости Новороссии.