Референдум как момент истины

28-05-2018

Референдум о статусе Крыма разделил республики Центрально-Азиатского региона на те, что поддержали волеизъявление жителей полуострова, на те, что по-прежнему призывают к сохранению территориальной целостности Украины, и на те, что стремятся сохранить в сложившейся ситуации нейтралитет. Отношение к референдуму иллюстрирует расклад сил в регионе и внешнеполитический курс пяти республик.

ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ свою позицию по референдуму о статусе Крыма обнародовало внешнеполитическое ведомство Казахстана. Перед этим звучали мнения, что руководство страны если не осудит, то, во всяком случае, не поддержит итоги голосования жителей полуострова. Скептики ссылались на этнический состав Казахстана, свыше 20% населения которого составляют русские и украинцы. При этом славянское население сосредоточено преимущественно в северных областях республики, где его доля превышает 50%. Данное обстоятельство, уверяли отдельные эксперты, предостережёт чиновников от поддержки референдума, поскольку в Астане якобы опасаются повторения «крымского сценария» и «отторжения» русскоязычных регионов.

Однако уже 18 марта, спустя два дня после голосования, МИД Казахстана опроверг досужие домыслы. Внешнеполитическое ведомство выступило с заявлением, что в Астане референдум восприняли как «свободное волеизъявление населения этой автономной республики и с пониманием относятся к решению Российской Федерации в сложившихся условиях». Резко отрицательно отнеслись в Астане и к призывам ряда представителей новых украинских властей вернуть стране статус ядерной державы. Как заявил во время саммита по ядерной безопасности в Гааге президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, «все мы должны с большой тревогой отнестись к безответственным заявлениям отдельных политиков о возвращении Украине ядерного статуса». Кроме того, с трибуны международного саммита глава Казахстана выразил обеспокоенность кризисом глобальной системы безопасности, глубинной причиной которого, по его словам, является «отсутствие политической воли положить конец практике двойных стандартов и выборочному применению международного права».

С заявлением о признании крымского референдума законным и отражающим волю абсолютного большинства населения выступила и Киргизия. Этому, впрочем, предшествовал достаточно странный демарш Бишкека. 11 марта МИД республики обнародовал заявление, в котором в довольно резких тонах говорилось о событиях на Украине, а ответственность за внутриполитический кризис целиком и полностью возлагалась на Виктора Януковича. «Не может быть легитимным президент, полностью потерявший доверие своего народа, де-факто утерявший президентские полномочия и, более того, сбежавший из своей страны. Именно непродуманные действия и коррумпированность бывших властей Украины привели к сегодняшнему кризису и гибели десятков невинных людей», — говорилось в документе. Замечание о виновности Януковича содержится и в заявлении, распространённом по итогам референдума. Признавая законность народного волеизъявления, МИД Киргизии в то же время подчеркнул «чрезвычайно высокую ответственность» политиков, которые приняли судьбу Украины в свои руки.

Диссонансом на этом фоне прозвучала позиция Узбекистана. 25 марта внешнеполитическое ведомство республики выступило с официальным заявлением, призывающим «воздерживаться в международных отношениях от угрозы силой или её применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства». Тем самым в Ташкенте фактически отреагировали на референдум в Крыму, хотя упоминаний о голосовании на полуострове в документе не содержится. На точку зрения узбекских властей могли повлиять заявления ряда общественных движений Каракалпакии — республики в составе Узбекистана. Под влиянием крымского референдума там всё чаще раздаются призывы к отделению региона и даже к присоединению его к России (до 1936 года Каракалпакия находилась в составе РСФСР). Однако куда более вероятной является иная причина. В своей внешней политике Ташкент в последнее время всё более ориентируется на Запад, что привело к ряду демонстративных шагов вроде выхода страны из Организации Договора о коллективной безопасности. Не исключено, что позиция Узбекистана по Крыму является аналогичным демаршем, призванным доказать Западу свою лояльность.

Что касается Таджикистана и Туркмении, то там с заявлениями по референдуму не спешат. Правда, на смену власти в Киеве таджикские дипломаты всё же отреагировали, отметив, что «действия украинских радикалов и экстремистов находятся вне правового поля». А вот в Туркмении событий последних месяцев словно не заметили. Ни одного официального заявления по Украине из Ашхабада не прозвучало.

Реакция республик региона между тем является показательной. За исключением Казахстана, говорить о 100-процентной поддержке российской позиции в крымском вопросе нельзя. Для Москвы это должно быть важным сигналом, свидетельствующим о необходимости корректировать внешнеполитические усилия.

Читайте также: Новости Новороссии.