Против диктата Запада

14-11-2018

Долговременные интересы РФ и многих стран АТР совпадают.

Государственные деятели и бизнесмены всё большего числа стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в последнее время высказываются за активное развитие отношений с Россией. И не только высказываются, но и предпринимают конкретные шаги в этом направлении. Поскольку уверены, что антироссийская истерия на Западе нацелена не столько на «наказание» России, сколько на укрепление конструкции однополярного мира.

То есть на сохранение ситуации, в которой США и Евросоюз смогут продолжить диктовать другим странам их политическое и экономическое «поведение».

Но времена изменились. Резкое усиление геополитического авторитета России после ее воссоединения с Крымом совпало с тенденцией усиления АТР. Ныне этот регион обеспечивает: свыше 60% общемировых золотовалютных резервов; до 70% ежегодного прироста промышленного производства в мире; более 70% ежегодного роста промышленного экспорта. Валюты стран АТР становятся конкурентоспособными в отношении евро и доллара США. Соответственно, активнее используются в международных расчетах. Уже только перечисленные факторы дают представление о том, почему страны региона, в большинстве своем, демонстрируют несогласие с попытками США и ЕС укрепить коллективный «западный» диктат в мире и изолировать Россию.

Что касается российского вектора в политике стран АТР, то многим из них Россия представляется стратегическим партнером в формировании новой политико-экономической системы, где будет исключен, повторим, диктат со стороны Запада.

В этом плане долговременные интересы РФ и многих стран АТР совпадают. Тем более, что ввиду кризиса большинство стран Запада сокращают ввоз товаров и капиталовложения из других стран, в том числе из стран АТР. В такой ситуации Россия становится для них более важным партнером, чем прежде. Сегодня она рассматривается как долговременный партнер в сфере технологий и капиталовложений, а не как банальный поставщик сырья. А ведь именно такой «банальный» подход к экономическим связям с РФ преобладает на Западе. При этом доля готовой промышленной продукции в российском экспорте в регион АТР ныне превышает 65%, а в страны Запада — ниже 20%, и это уже далеко не первый год.

Конечно, развиваются не только российско-китайские экономические связи.

Так, до конца 2014 года, по словам замминистра экономического развития РФ Алексея Лихачева, будет создана зона свободной торговли РФ, Белоруссии и Казахстана с Вьетнамом.

А Мустапа Мохамед, министр промышленности и международной торговли Малайзии — одной из новых индустриальных стран Восточной Азии — на днях заявил, что правительство «намерено поощрять компании к большему инвестированию средств в Россию. Сегодня торговля между нашими странами динамично развивается, хотя экономическое присутствие России в Малайзии пока не так значительно, как могло бы быть, — особенно в сфере инвестиций». Министр подчеркнул, что Малайзия «инвестировала в «Газпром» свыше 1 млрд долл. Кроме того, мы экспортируем широкий спектр товаров, включая электронику и оборудование. Мы рассчитываем увеличить наши поставки и инвестиции в Россию, и на встречный рост разнообразного экспорта из РФ».

Крупные программы инвестиционно-технологического сотрудничества реализуются с Индонезией, тоже индустриально развитой страной Азиатско-Тихоокеанского региона.

Посол Индонезии в РФ Джаухари Оратмангун в ходе недавней встречи со мной подчеркнул, что «взаимный товарооборот к 2015 году наверняка достигнет 5 млрд долл., в 2013-м он превысил 3,3 млрд долл. Все большее число российских инвесторов проявляет заинтересованность к финансированию проектов в Индонезии». Обе стороны «приблизились к запуску ряда крупных совместных проектов в Индонезии: они существенно повысят качество наших экономических взаимоотношений». Это такие проекты, как «строительство железной дороги в одной из наиболее крупных индонезийских провинций — Восточный Калимантан. Предварительный бюджет проекта — около 3 млрд долл».

Среди других значимых планов — создание алюминиевого комбината в Западном Калимантане, где имеются крупные ресурсы алюминиевого сырья (бокситов). Г-н Оратмангун уточнил, что технико-экономическое обоснование проекта «Русала» и индонезийской «Arbaya Energi» по совместной разведке, добыче бокситов и выпуску готовой продукции намечено подготовить к концу 2014 года. Планируется, что строительство займет около 2,5 года, годовое производство рассчитано на 1,5 млн тонн. Этот проект, по оценкам индонезийского посла, «потребует совместных капиталовложений примерно в 3 млрд. долл». Главным приоритетом посол считает «установление стратегического партнерства между Индонезией и Россией».

Что касается стратегии стран АТР в отношении России и ее роли в международной экономической системе, то на эти вопросы подробно ответил мне Бенедикто Ювико, директор конфедерации торгово-промышленных палат стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Конфедерация «в середине мая завершила исследование международных экономических тенденций, согласно которому наибольшее влияние на мировую экономику будут оказывать интеграционные процессы в АТР с участием России. При этом основные финансово-экономические тенденции, напрямую влияющие на мировую экономику, формируются тоже в АТР. А Россия становится одной из влиятельных держав». Что, как считает г-н Ювико, «с учетом географического фактора, способствует более активному вовлечению РФ в общерегиональные интеграционные процессы». Подтверждением, по мнению Б. Ювико, являются, в частности, «активно развивающиеся связи Юго-Восточной Азии (АСЕАН) с Китаем, а также с Россией. Быстрыми темпами растет и российско-китайская торговля. Эти факторы говорят о всё большей взаимной заинтересованности всех стран АТР в интеграционном характере их взаимоотношений».

Как считает Б. Ювико, позиции США и Евросоюза в экономике мира хотя и остаются весьма важными, «но уже не имеют того решающего влияния, как прежде. При этом в АТР не хотят зависеть от политики Запада — США и Евросоюза. Мы понимаем, что у них свои интересы и в регионе АТР, которые не всегда совпадают с тем, как понимают региональную интеграцию и что ждут от нее азиатско-тихоокеанские страны, в том числе Россия».

Более того, Б. Ювико убежден, что «Евросоюз — составная часть интересов США. ЕС зачастую дублирует экономические интересы США в других регионах мира. Поэтому, на мой взгляд, России, да и другим странам, требуется сбалансированная, многовекторная внешнеэкономическая политика».

Глава конфедерации торгово-промышленных палат АТР отметил также, что годовой товарооборот с Китаем у России уже превысил 80 млрд долл., «но представьте, если теми же темпами будет развиваться торговля РФ и с промышленно развитыми странами Юго-Восточной Азии». В этом случае, по прогнозу Б. Ювико, совокупные цифры торгового обмена России с КНР и АСЕАН «будут намного больше, чем объемы торговли РФ с США и ЕС».

Заметим, что в оценках роли России не может не присутствовать и историко-политический контекст, связанный со многими странами АТР. Так, в 1948-м с Китаем воссоединились экс-французский порт Гуанчжоувань (Южный Китай), а в 1951-м — Тибет. С индонезийским государством в начале 1950-х воссоединились экс-голландские острова в Восточной Индонезии, а в 1963-м — воссоединился экс-голландский Западный Ириан (западный регион острова Папуа-Новая Гвинея). С Малайзией в первой половине 1960-х воссоединились экс-британские территории соседнего Северного Калимантана. Названные государства тоже подвергались западным санкциям за такие «неправомерные» действия, но санкции лишь укрепили суверенитет Китая, Индонезии, Малайзии. Поэтому этим странам близки и понятны как причины и итоги недавнего референдума в Крыму, так и его воссоединение с Россией. Этот фактор тоже способствует взаимопониманию и сближению РФ с государствами АТР.