Военные создадут центр расследования авиакатастроф

09-01-2019

Новая организация займется обеспечением безопасности и части гражданских полетов.

Минобороны в следующем году завершит формирование Центра обеспечения расследования авиационных происшествий (ЦОРАП). В сотрудничестве с гражданскими службами авиарасследований ЦОРАП будет устанавливать причины происшествий с военными самолетами и вертолетами, а также обеспечивать безопасность полетов государственной авиации. Основой центра станет 800-я Краснознаменная авиационная база, многие специалисты придут в ЦОРАП из 13-го ГосНИИ, пройдя подготовку в одном из специализированных вузов.

Как сообщили «Известиям» в Службе безопасности полетов авиации Вооруженных Сил, в обеспечении работы центра примут участие специалисты разных областей и ведомств для организации работ по исследованию упавшей техники.

— Основными задачами ЦОРАП являются обеспечение органов безопасности полетов, организация работ по исследованию воздушных судов на месте авиационных происшествий, проведение специальных психологических исследований действий экипажей в особых ситуациях в полете, проведение эргономических исследований особенностей воздушных судов, а также моделирование и исследование динамики полетов, в которых произошли авиационные происшествия, — официально сообщили в Службе, не особенно вдаваясь в подробности.

Центр обеспечения расследования авиационных происшествий будет расположен на базе войсковой части 42829 в подмосковном Щелково, лабораторные работы по расшифровке черных ящиков и с другими компонентами авиации будут вестись в 13-м ГосНИИ, рассказал «Известиям» источник в структурах Министерства обороны, близких к Службе безопасности полетов авиации ВС.

— Военнослужащими центр укомплектован практически на 100%, по плану строительство центра должны завершить в феврале 2014 года, поставка оборудования запланирована на конец этого года. Центр будет базироваться в войсковой части Щёлково-10, это подразделение, которое еще только формируется: строятся здания, завозят оборудование, — сообщил источник.

Он также пояснил, что сейчас подобной структуры у военного ведомства нет, а за расследование происшествий отвечает подразделение Службы безопасности полетов авиации ВС.

— Происшествиями с государственной авиацией занимается Служба безопасности полетов ВС. В ней есть инспекция по расследованию таких случаев. В работе руководствуются Правилами расследования авиационных происшествий, они утверждены правительством. На основании этого документа организуют и проводят расследования, — добавил собеседник «Известий».

В работе ЦОРАП будет взаимодействовать с предприятиями и организациями гражданской авиации. Перед тем как центр будет запущен, будущие сотрудники пройдут обучение. Сейчас военные определяются с тем, где и кто будет проводить занятия. В качестве варианта рассматривается 108-я кафедра Московского авиационного института, об этом сообщил заместитель завкафедрой Тигран Карапетян.

— Они попросили рассмотреть возможность обучения, прислали нам письмо за подписью командира части. Честно говоря, удивительно, что военные настолько серьезно за это взялись, впервые за 20 лет — они всегда считали, что справятся сами. Контрактов пока нет, но они изъявили желание, а мы им уже составили программу, — сообщил Карапетян.

Источник в Минобороны пояснил, что ведомство выбирает подходящее учебное заведение:

— Центр только формируется, и естественно, что люди должны пройти подготовку. Пока проводим мониторинг рынка услуг. Отправили наши пожелания в структуры гражданской авиации, в Межгосударственный авиационный комитет (МАК), и через него это дошло до МАИ — они плотно сотрудничают. Пока мы хотим получить информацию, что могут дать нам.

Сотрудничество со 108-й кафедрой МАИ военным позволило бы осуществить задуманное в рамках ЦОРАП сотрудничество с гражданскими службами авиарасследований — у кафедры с давние связи с МАК.

— Наша кафедра единственная в стране, которая готовит таких специалистов. У нас студентам авиационные расследования преподают первые лица МАКа — Виктор Трусов, Владимир Кофман. На расследованиях также работают выпускники нашей кафедры, — сообщил Тигран Карапетян. По его словам, из письма военных в МАИ понятно, что расследователем в ЦОРАП возьмут только человека, знающего авиацию со всех сторон, и служащие в научных ротах солдаты — не их будущие студенты.

Представитель Минобороны в свою очередь заверил, что все специалисты, многие из которых раньше работали в 13-м ГосНИИ, обладают достаточным уровнем подготовки и опыта работы на месте происшествий — учить базовым вещами их не придется. Собеседник добавил, что специалисты центра обязательно будут распределяться по специализации.

— Получать практические навыки, например работать с лабораторным оборудованием, будут в 13-м институте — там люди десятилетиями занимались этими вопросами. Уже там будет проводится узконаправленная подготовка — кто-то будет заниматься расшифровкой черных ящиков, кто-то материалами, кто-то двигателями, отделов будет несколько, — пояснил представитель военного ведомства.

По мнению сотрудника 108-й кафедры МАИ, взаимодействие гражданских и военных ведомств будет полезно не только с точки зрения обмена опытом — в случае происшествия с военной авиацией, на место которого гражданским лицам доступ будет запрещен, военные расследователи смогут обратиться за советом напрямую к тем, кто их обучал.

— Когда падало что-то военное, доступа гражданским никогда не было. Хотя тот же Ил-76 — машина транспортная, но он не числится в реестре гражданских, а значит, это не дело расследователей МАКа и этим занимаются военные. Однако все его характеристики в МАКе прекрасно знают, у них таких много разбивалось. Военные, когда чего-то не знают, делают рассылки по ведомствам, которые эксплуатируют такие машины, просят помочь. Им отвечают, но все-таки личные знакомства, которые они здесь получат, — это другое, — считает Тигран Карапетян.

Поставки оборудования в Щёлково-10 начались еще в октябре, военные закупают металлоискатели и поисковые магниты, цифровые портативные рации с защищенным каналом связи, метеостанции и навигаторы, ультрафиолетовые осветители и компасы Андрианова, а также другое оборудование, состав которого не разглашается.

— Есть оборудование специфическое, это связано с тем, что установлено на военных воздушных суднах — вооружение, например. Для его проверок нужны особые приборы. При оснащении центра это учитывается, и в отдельных случаях оборудование отличается от гражданского — задачи другие, — подчеркнул представитель Минобороны.

Читайте также: Новости Новороссии.