Ближний Восток: бурлящий котел противоречий

23-01-2019

Гениальные идеи гениальных людей переживают века и становятся актуальными в любое соответствующее им время.

Многие эксперты, анализируя нынешнее положение на Ближнем Востоке и, в частности, в Ираке, вспоминают русского писателя Л.Н.Толстого, некогда написавшего в своем замечательном романе «Анна Каренина»: «Все смешалось в доме Облонских». Именно эта фраза приходит на ум всем, кто в той или иной мере причастен к Ближневосточным событиям – политикам, дипломатам, президентам, премьер-министрам, королям и эмирам.

Сейчас в глубоком и быстром водовороте изменений на Ближнем Востоке невозможно точно определить интересы отдельных государств, вовлеченных в эти события. Успешное продвижение боевиков организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) по иракской территории буквально взорвало весь тот расклад сил и интересов, которые существовали до этого момента. Стремительно и быстро вырисовывается новая картина интересов всех тех, кто в той или иной мере вовлечен в водоворот последних событий.

Прежде всего, это касается Тегерана, который, как ему казалось, довольно прочно контролировал внутренне положение в Ираке. Премьер-министр Нури аль-Малики, шиит, с большим почтением относился к своим иранским братьям по вере и старался, где это возможно, не ущемлять интересов своего мощного соседа. Ирано-иракская граница была свободна для пересечения иранскими войсками, в воздушном пространстве свободно летали не только гражданские, но и военные самолеты Ирана, по иракской территории потоком шло военное снаряжение и вооружение для режима Башара Асада, иранские деловые люди и бизнесмены прекрасно чувствовали себя в Багдаде, Басре и других иракских городах. Правда, Н.аль-Малики, который обычно заявлял, что: «Я, прежде всего, иракец, затем араб, и уже потом шиит», — иногда позволял своим подчиненным принимать для вида весьма ограниченные антииранские акции, который в общем-то не портили всей картины главенства иранцев в союзе Тегеран-Багдад.

И победоносное движение боевиков суннитской организации ИГИЛ, руководители которой прямо заявили о свержении шиитского руководства в Багдаде и создании нового суннитского государства, весьма напрягло иранских аятолл. Тем более, что в Тегеране до самого последнего времени считали, что основной целью ИГИЛ, которая была создана монархическими режимами Персидского залива и щедро вооруженная американским вооружением, — это борьба против режима Б.Асада. Именно поэтому даже иранская разведка не предполагала весьма успешное вторжение суннитских боевиков на иракскую территорию и то, что под удар будет поставлен весь режим Н.аль-Малики.

В Тегеране прекрасно понимают, что планы по созданию нового суннитского государства на сирийской и иракской территории, прежде всего нанесут смертельный удар по режиму Б.Асада, а также по иранским планам сохранить в Сирии дружественный им режим, и их планам проложить нефте- газопровод к побережью Средиземного моря. Не зря в западной прессе время от времени появляются карты будущего Ближнего Востока, на которых алавитский эмират Б.Асада занимает всего-то небольшое место на побережье моря, а большая часть бывшей сирийской территории отдана суннитскому государству.

Кроме того, последние события придали дополнительную уверенность и решимость курдам официально объявить о создании своего государства на территории Иракского Курдистана. Не зря они привели в полную боевую готовность свои боевые подразделения (пешмарга), которые полностью обеспечили безопасность своей территории, не пустили бойцов ИГИЛ в Киркук, направив тем самым суннитские отряды на юг, в направлении Багдада. Если иракские курды объявят свою независимость, то это окажет большое влияние на иранских курдов, придаст им уверенность начать борьбу за отделение от Ирана. Этот фактор заставляет нервничать руководителей Ирана, которые хорошо понимают, что в этом случае они получат незатухающий конфликт, который будет все время подпитываться извне.

Все эти неприятные события заставили атолл принимать быстрые соответствующие меры. Постоянный представитель Ирана при ООН Мохамед Али Альхаким в начале вторжения суннитских отрядов в Ирак дипломатично заявил: «Правительство Ирака пока не обращалось к США или к другим странам по поводу оказания военной помощи какого-либо рода». Но, в то же время, по его словам, Багдад уже получает поддержку от других стран «в различных областях, в которых ему нужна помощь». Вполне понятно, что иранец мог говорить только об иранской помощи. Дипломат также заявил, что в Ираке «есть очень хорошо подготовленные подразделения, которые очень скоро вступят в бой с террористами».

Понимая, что переброска иранских войск на территорию Ирака может за рубежом, прежде всего у Запада, вызвать негативную реакцию, Тегеран попросил своих ливанских союзников в Ливане -движение «Хизбалла», сражающееся в Сирии на стороне дамасского режима, направить своих боевиков в Ирак, для участия в боях против суннитских джихадистов из группировки «Исламское государство Ирака и Леванта». С этой целью, по сообщениям ливанской газеты «Аль-Мустакбаль», будет создано специальное военное формирование, действующее под эгидой элитного подразделения «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции. Сайт телеканала «Хизбаллы» «Аль-Манар» приводит заявление заместителя генерального секретаря этого движения Наима Касема о том, что суннитские джихадисты нарушают основные догмы ислама и представляют угрозу для всего человечества. Именно поэтому «Хизбалла» не прекратит борьбу до тех пор, пока «флаг подлинного ислама не взовьется победно над полем битвы».

В то же время появлялись неофициальные сообщения о том, что на иракской территории против боевиков уже действуют представители иранских «стражей исламской революции». Есть сведения, что иранский генерал Касем Солеймани, командующий элитным подразделением «Кудс» Корпуса стражей исламской революции, приехал в Багдад для координации действий против боевиков ИГИЛ. Как сообщает Би-би-си, у генерала есть богатый опыт борьбы с джихадистами – в ходе гражданской войны в Сирии, где Иран активно поддерживает президента Башара Асада.

Позднее президент Ирана Хуссейн Рухани заявил, что его страна без колебаний и промедления будет защищать шиитские святыни на территории Ирака против «убийц и террористов». Он ясно дал понять, что Иран готов «поставить террористов на место». По его словам, к борьбе готовы присоединиться ветераны – боевики суннитских, курдских и шиитских общин Ирака. Выступая в западной иранской провинции Лористан, иранский президент особо подчеркнул: «Относительно шиитских святынь в Кербале, Наджафе, Кадимии и Самарре, мы предупреждаем террористов и убийц, что великая иранская нация без колебания выступит на защиту святых мест». И далее: «Эти террористические группы, и те, кто их финансирует – в регионе и на международной арене – ничтожества. Я надеюсь, что их поставят на место». Но, однако, следует понимать, что в любом случае конечное решение о военной интервенции в Ирак должен принять духовный лидер Исламской республики аятолла Али Хаменеи.

Американская «Вашингтон Пост» по этому поводу резюмировала: «Под предлогом защиты святынь, Иран легко может оккупировать Ирак и покончить с суннитскими фанатиками, а в качестве бонуса аннексировать эту территорию. Последняя часть сценария идет вразрез с интересами Вашингтона, но на первых порах он может закрыть на это глаза. США активно пытаются разрешить ядерную проблему с Ираном, на кону стоит отмена международных санкций против исламской республики, и эта договоренность почти достигнута».

И действительно, хитроумные персы, как их охарактеризовал Александр Македонский, пытаются из иракского «худа» сделать иранское «добро» (нет худа без добра, гласит русская пословица) и заставить Запад, прежде всего Соединенные Штаты, снять санкции со своего государства. И судя по всему, эта иранская тактика приносит им успех. Завершившийся в Вене пятый раунд переговоров между «шестеркой» международных посредников и Ираном по всеобъемлющему урегулированию иранской ядерной проблемы, стал во многом определяющим в этом процессе: стороны выработали базовый документ, который еще потребует большой конкретизации и согласования существенных спорных моментов. Глава делегации Китая Ван Цунь охарактеризовал появление документа, который он назвал «текстуальными рамками» как свидетельство «прогресса» и сближения позиций. Высокопоставленный представитель делегации США сказала, что документ «поможет продолжить переговоры». А министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф назвал текст «прелюдией» к будущему соглашению. Напомним, что целью переговоров, в которых с одной стороны выступает Иран на уровне министра иностранных дел Зарифа, а с другой — «шестерка» США, Великобритании, Франции, Германии, Китая и России при координирующей роли главы дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, является договоренность о гарантиях исключительно мирного характера иранской ядерной программы. Одновременно должен быть определен порядок снятия всех международных санкций против Исламской республики.

Последние события в Ираке выявили новые подходы в решении спорных вопросов, о чем свидетельствует «потеплевшая» позиция американцев в отношении иранских аятолл. Президент США Барак Обама заявил, что Иран может «сыграть конструктивную роль в стабилизации Ирака» и призвал Тегеран поддержать создание широкого иракского правительства, уважающего интересы суннитов и курдов. Барак Обама отметил, что, поддержав создание такого правительства, Иран сыграет положительную роль, но если же все вмешательство Ирана сведется к отправке войск на помощь шиитскому правительству, то Тегеран только ухудшит ситуацию в соседней стране.

Основная цель Ирана в настоящее время, исходя из последних событий, — сделать последний решающий рывок в признании его стабилизирующей силой в Ближневосточной регионе. Но эту роль он не сможет играть, если одновременно будет соперничать с США. В отличие от Афганистана, любое сотрудничество в Ираке, скорее всего, будет публичным. И если Иран сыграет конструктивную роль, то мир это заметит и оценит. Но для смены старых шаблонов требуется мужество, сила и политическая воля. Остается ждать, способно ли на это руководство Тегерана, и примет ли это Вашингтон. Во всяком случае, с улиц иранских городов в срочном порядке убирается антиамериканская пропаганда. Но что бы ни сделали обе стороны, они не должны позволять застарелой вражде становиться на пути. В любом случае, победоносное шествие бойцов ИГИЛ свидетельствует — откровенная беседа между США и Ираном о региональных проблемах назрела давно, как и установление нормальных дипломатических отношений.

Читайте также: Новости Новороссии.