Своевременный пожар. Карабахский конфликт как экзамен для Москвы

27-11-2018

Худой мир между Арменией и Азербайджаном, периодически прерывавшийся короткими перестрелками, на сей раз попытались подорвать всерьез: в ночь с 31 июля на 1 августа на границе Нагорного Карабаха и Азербайджана возобновились бои с использованием тяжелого вооружения. Обе стороны несут потери. Развитие этого конфликта может стать самым серьезным экзаменом для политики России в регионе.

Вспышка с юга

Совсем неожиданной активизацию этого конфликта назвать нельзя: о возможном возобновлении конфликта в горячей форме говорилось уже несколько лет и с разных сторон. От постоянно случающихся стычек очередное обострение отличается двумя факторами: быстрый переход к применению тяжелого вооружения, включая артиллерию, и беспрецедентное практически немедленное признание Азербайджаном наличия большого количества погибших (не менее 14 по состоянию на 3 августа 2014 года). Оценки экспертов по поводу возможных перспектив развития конфликта различны. Кто-то считает, что этот инцидент может перерасти в более масштабное столкновение, кто-то, напротив, полагает, что момент для опасного разогрева уже упущен.

Тем не менее постоянно сохраняющаяся напряженность на границе двух соседей России, один из которых, Армения, является союзником Москвы по ОДКБ, заставляет внимательно относиться к происходящему, особенно в условиях, когда любое движение России в военной сфере отзывается острой реакцией по всему миру.

Специфика карабахского конфликта заключается в непризнанности спорной территории. Контролируемый Арменией Нагорный Карабах, на территории которого создана Нагорно-Карабахская республика, де-юре является частью Азербайджана. Вместе с тем, учитывая значение данного региона для Армении, любое покушение Баку на территорию Карабаха расценивается как нападение на саму Армению.

Состояние неустойчивого равновесия, в котором существует регион последние 20 лет, обусловлено двумя основными факторами. С одной стороны, наглядно продемонстрированное в начале 1990-х годов более высокое качество армянской военной машины в сочетании с членством Армении в ОДКБ останавливает Азербайджан от повторения пройденного, по крайней мере пока первую скрипку в военном руководстве этой страны играют те, кто принимал в той войне непосредственное участие.

С другой стороны, растущая разница экономических возможностей Армении и Азербайджана постепенно сказывается и на военном потенциале. Достаточно сказать, что военный бюджет Азербайджана, приближающийся к четырем миллиардам долларов, сравним с общим государственным бюджетом Армении. В этих условиях, если конфликт все же возобновится в больших масштабах, Армении придется рассчитывать главным образом на военную поддержку со стороны России, однако политическая обстановка «здесь и сейчас» может сильно усложнить ситуацию.

Военный парад в центре Баку Фото: Tofik Babayev / AFP

Вспышка с юга в разгар украинского конфликта вносит значительный фактор неопределенности для всех ключевых игроков. США и ЕС, заинтересованные в стабильности в Закавказье, в том числе и в силу экономических причин, — Азербайджан рассматривается как один из конкурентов России в обеспечении топливом стран ЕС, — не могут позволить себе раскачивать ситуацию с непредсказуемым результатом.

То же самое касается России: конфликт на Украине уже сильно осложнил отношения между Москвой и Западом, и резкие движения в Закавказье могут быть восприняты как попытка кардинальной ломки сложившейся на постсоветском пространстве системы отношений, последствия чего также трудно спрогнозировать. Вместе с тем события последних месяцев уже продемонстрировали, что в ряде случаев логика имеет весьма опосредованное отношение к принимаемым решениям, поэтому исключать вероятность разрастания конфликта нельзя.

Отсроченный экзамен

Масштабный конфликт между Арменией и Азербайджаном, неважно, возобновится он сейчас или спустя год-другой, грозит стать самым серьезным испытанием для системы коллективной безопасности на постсоветском пространстве, выстроенной под эгидой России.

Вооруженные силы Азербайджана, как уже отмечалось, значительно превосходят ВС Армении, включая и армию непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Однако это превосходство не дает никаких гарантий, точно так же, как и в начале 1990-х годов. Вместе с тем более высокий мобилизационный потенциал и экономические возможности Азербайджана позволяют этой стране вести против Армении затяжную войну, в случае которой единственным спасением для Еревана становится поддержка со стороны России.

Возможности оказания этой поддержки, однако, могут быть серьезно ограничены. С учетом отсутствия общей границы между Россией и Арменией, ключевую роль в случае войны приобретает позиция Грузии, которая может закрыть военный транзит через свою территорию. В этих условиях единственной реальной возможностью поддержки останется непосредственное воздействие Вооруженных сил России по территории Азербайджана в соответствии с четвертой статьей договора о коллективной безопасности, в том числе и с использованием тех сил, которыми Россия располагает на территории Армении (102-я военная база в Гюмри). Однако возможность подобного воздействия ограничена тем, что Азербайджан может вести войну, ограничивая ее только территорией Карабаха. Подобная стратегия хоть и обеспечит Степанакерту и Еревану неприкосновенность тылов, не позволит квалифицировать войну как нападение на саму Армению, что крайне осложнит применение правил ОДКБ.

Военнослужащие на территории 102-й российской военной базы в Гюмри Сергей Гунеев / РИА Новости

Однако прикрыться этим формальным поводом для невмешательства, ограничившись лишь словесными протестами, будет худшим вариантом для Москвы, особенно с учетом активного переоснащения российских войск в регионе в последние годы. Материальные возможности России позволяют провести эффективную операцию «по принуждению к миру» против любого возможного оппонента на Каспии, и политическое отступление будет воспринято прежде всего как морально-психологическая неготовность защитить от нападения союзников, которым было обещано покровительство. Худшего удара для всей системы ОДКБ придумать невозможно, особенно в условиях ожидаемых новых конфликтов на постсоветском пространстве.

Каспийский пасьянс

Большая часть российских силовых возможностей по воздействию на ситуацию в регионе сосредоточена в руках Объединенного стратегического командования «Юг», которому подчиняются части Южного военного округа и входящей в его состав Каспийской флотилии. Наличие в составе флотилии кораблей, оснащенных УКСК — универсальным корабельным стрельбовым комплексом, — позволяет ей поражать наземные цели на огромном расстоянии вплоть до Персидского залива.

В сочетании с возможностями авиации в южной части России и неоднократно демонстрировавшейся способностью оперативно перебрасывать крупные авиационные части из других районов страны, имеющийся потенциал позволяет организовать эффективное дистанционное воздействие по любым целям, и эти задачи регулярно отрабатываются в ходе учений.

Ядро флотилии — два сторожевых и шесть малых артиллерийских и малых ракетных кораблей — состоит из боевых единиц новой постройки: пять кораблей введены в строй в 2011-2014 годах, по одному в 2006-м и 2003-м, и только один — в 1988 году. В Южном военном округе достаточно высока концентрация новой и модернизированной авиатехники, включая истребители Су-27СМ, Су-30М2, вертолеты Ми-28. На сегодняшний день ВВС Южного военного округа и Каспийская флотилия оснащены новой техникой намного лучше, чем большая часть соединений ВС России в других регионах, и основным неизвестным остается готовность Москвы к применению этого потенциала или хотя бы к созданию у оппонентов убежденности в такой готовности.

Если рассматривать версию о внешних источниках очередного карабахского обострения, то нельзя исключать того факта, что мы наблюдаем очередной раунд проверки готовности России соответствовать взятой на себя роли арбитра в постсоветском Закавказье и Центральной Азии. Определенные результаты могут быть продемонстрированы уже скоро: президенты Армении и Азербайджана должны 8-9 августа встретиться в Сочи для обсуждения карабахской проблемы.