Почему США и Канаде стоит объединиться

01-11-2018

США и Канада связаны друг с другом в гораздо большей степени, чем многие полагают. На самом деле слияние этих двух государств не просто желательно, оно неизбежно.

США и Канада не просто имеют самую длинную в мире общую границу. У нас — общие ценности, стиль жизни и устремления. Наши общества и экономики становятся все более похожими друг на друга.

В 1966 году я эмигрировала в США из Канады, будучи еще молодой девушкой. И в течение тех 50 лет, которые прошли с тех пор, я наблюдала за тем, как Канада становилась все более похожей на Америку, а Америка — все более похожей на Канаду.

Прежде власть в Канаде была сосредоточена в руках нескольких семей, банков и конгломератов. Теперь Канада стала более динамичной, многокультурной страной, подпитываемой духом свободного предпринимательства. В то же время США стали более прогрессивными в таких вопросах, как гражданские права, права женщин, права сексуальных меньшинств и здравоохранение. Канадцы и американцы настолько похожи друг на друга, что некоторые канадцы носят флажки с кленовым листом на своих рюкзаках и куртках, чтобы их не путали с американцами. Как правило, мы учимся, ходим на свидания, играем, работаем, женимся, вкладываем деньги и путешествуем одинаково.

Если объединить США и Канаду, получится колосс, чьи объемы экономики превысят объемы экономики всего Евросоюза — а также объемы экономик Китая, Тайваня, Японии и Южной Кореи вместе взятых. Мы будем контролировать больше нефти, воды, пахотных земель и ресурсов, чем любая другая юрисдикция на планете, и нас будет защищать самая сильная армия в мире.

Звучит слишком неправдоподобно? Возможно. Но задумайтесь вот о чем: двое канадских премьер-министров — один после Первой мировой войны, второй после Второй мировой войны — всерьез рассматривали возможность предложить США объединить два государства. Однако они не сумели реализовать свои замыслы по политическим причинам.

В 1979 году канадский магнат Э.П. Тейлор (E.P. Taylor), прославившийся своими породистыми скаковыми лошадьми, сказал своему биографу следующее: «Если бы не расовый вопрос в США и не их политические проблемы [Вьетнам], я бы сказал, что наши страны могут объединиться… Я против попыток ограничить американцев в праве покупать недвижимость в Канаде. Я считаю, что жизнь должна идти своим чередом».

С тех пор «жизнь» шла своим чередом. Сейчас 3 из 35 миллионов канадцев проживают на территории США временно или постоянно. Канадские пенсионеры очень любят солнечный юг США, однако около 250 тысяч канадцев в настоящее время работают в Лос-Анджелесе, еще 250 тысяч — в Кремниевой долине и 400 тысяч — на Манхеттене. Сюда не входит тот миллион канадцев, которые получили американское гражданство до 1976 года — то есть до того момента, когда было разрешено двойное гражданство.

Такая утечка людей с севера на юг наблюдалась на протяжении всей истории Канады. В 1900 году численность населения Канады составляла всего 5,37 миллиона человек. К 2000 году 7 миллионов канадцев иммигрировали в США. Миллионы американцев имеют канадские корни — в том числе такие известные люди, как Эллен Дедженерес (Ellen DeGeneres), Алек Болдуин (Alec Baldwin), Винс Вон (Vince Vaughn), Мадонна, Анджелина Джоли (Angelina Jolie), Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), Сара Пэйлин (Sarah Palin), Джек Керуак (Jack Kerouac), Уолт Дисней (Walt Disney), Уолтер Крайслер (Walter Chrysler) и Томас Эдисон (Thomas Edison).

Однако люди ехали не только с севера на юг, но и в обратном направлении. Более миллиона американцев, таких, как я, в настоящее время живут в Канаде, и наши дети, хотя они и родились на территории Канады, имеют право на американское гражданство. Кроме того, 800 тысяч коренных жителей Канады — или «коренные народы», как мы их называем — тоже являются американскими гражданами благодаря действию Договора Джея от 1794 года.

В экономическом смысле США и Канада являются друг для друга крупнейшими инвесторами, покупателями и поставщиками. Канада поставляет в США больше нефти, чем в любую другую страну — приблизительно 2,5 миллиона баррелей в день (ежедневно в США потребляется около 19,4 миллионов баррелей) — а также является важнейшим поставщиком электроэнергии, урана, металлов, полезных ископаемых, природного газа и автомобилей. В свою очередь канадцы покупают у США больше продукции, чем весь Евросоюз.

Американским корпорациям принадлежит около 12% всех канадских корпоративных активов, приблизительно половина ее нефтяной индустрии и большая часть ее производства. Американские торговые сети получают 60% всех тех денег, которые канадцы тратят на покупки у себя на родине. Канадские корпорации являются третьими по значению инвесторами в США, а уровень канадских инвестиций в США практически равен уровню инвестиций США в Канаде. С 2008 года граждане Канады являются главными покупателями недвижимости в США — на их долю приходится 25% от общих объемов продаж.

Учитывая такую тесную связь между двумя государствами, стоит ли вообще задумываться об их формальном объединении?

Если бы США и Канада были корпорациями или европейскими государствами, они бы уже давно объединились. У каждого из них есть то, что требуется другому: в США есть капитал, люди, технологии и самая сильная армия в мире, а у Канады есть гигантские запасы природных ресурсов и выход в обширный и стратегически важный арктический регион.

Страны подобны современным деловым предприятиям, поэтому им приходится постоянно совершенствовать свои экономические и политические модели. Если победители не умеют приспосабливаться, рано или поздно они проиграют — так происходит в природе, в экономической и политической жизни. Современные Америка и Канада могут завтра превратиться в аналоги Греции и Португалии. В мире 21 века, где все тесно связаны друг с другом и находятся в отношениях конкуренции, бездействие приводит к неминуемому проигрышу.

С момента заключения договора о свободной торговле между США и Канадой прошло 26 лет. Сейчас граница между странами стала более жесткой. Появились новые правила — в связи с озабоченностью США проблемами безопасности и контрабанды наркотиков из Канады. Общая стоимость введения этих барьеров пока неясна, однако для обеспечения порядка на границах требуются тысячи пограничников, оборудование, дополнительная бумажная работа и нормативные требования, инспекторы и даже беспилотники в некоторых районах.

Так зачем нам вообще эта граница? Пришло время сделать то, что европейцы уже сделали, несмотря на многие столетия войн, и избавиться от этой искусственной границы. В данном случае мы можем создать либо валютный союз — в рамках которого в обеих странах валютой станет американский доллар — либо таможенный союз, который будет способствовать дальнейшему укреплению наших экономических связей. Можно пойти на более радикальный шаг и объединить две страны в одно национальное государство. Можно также создать союз по типу Евросоюза, в рамках которого определенные полномочия будут переданы центральному руководящему органу, а другие останутся в ведении собственных правящих структур обеих стран.

Когда я высказываю эти свои идеи в Канаде, я наблюдаю довольно сдержанную и противоречивую реакцию. Канадцы — очень вежливые люди, и, если они с чем-то не согласны, они редко затеваю бурные споры. Даже если они согласны с той или иной идеей, они не станут откровенно ее отстаивать, чтобы не задеть чувства своих сограждан, которым она, возможно, не понравится.

Однако к югу от границы все большее число политиков приходят к выводу о том, что США и Канаде необходима более тесная интеграция. И для многих из них главным аргументом являются причины геополитического характера.

С момента исчезновения Железного занавеса началась новая экономическая холодная война, в которой такие свободные экономики, как США, противостоят регулируемому капитализму Китая, Японии, России, государств Персидского залива, Южной Кореи, Сингапура и так далее. Власти в этих странах контролируют или даже напрямую владеют основными корпорациями и подкрепляют свои позиции при помощи целого арсенала экономического оружия — от субсидий и протекционизма до дипломатии, запугивания и подкупа — чтобы завладеть рынками и ресурсами.

В условиях этого нового мира размер страны имеет большое значение. Крупные государства могут отказываться или вновь возвращаться к своим обязательствам, ограничениям и политике протекционизма. Крупные государства могут настаивать на справедливом к себе отношении, могут вводить нетарифные барьеры, а в случае необходимости пригрозить военными и дипломатическими санкциями. Небольшим государствам, а также государствам, у которых нет своей сильной армии, приходится с этим мириться.

Еще одним положительным моментом объединения США и Канады может стать развитие канадского севера — территории, которая по площади превышает территорию Австралии и которая в основном пустует. Шоссе, аэропорты, железные дороги, морские порты, военные базы, мосты, установки для выработки электроэнергии и другие объекты инфраструктуры необходимы для того, чтобы реализовать неизведанный потенциал этой территории. По словам одного из экспертов Канадской геологической службы, на этой территории находятся металлы и полезные ископаемые на общую сумму в 17 триллионов долларов — это медь, золото, серебро, никель, уран, алмазы, фосфаты, калий, свинец, цинк, железная руда и множество редких металлов, используемых в производстве гибридных автомобилей, солнечных панелей и электроники. Большая часть этих территорий еще даже не была нанесена на карту — по ним вообще не ступала нога человека, не говоря уже о том, чтобы начать там разработку полезных ископаемых. Только американский капитал, технологи и военная защита могут дать нам возможность сделать это.

Несмотря на несомненную логичность объединения США и Канады, препятствия на этом пути остаются весьма серьезными. Оба этих государства остаются политически раздробленными и глубоко регионализированными. Сегодня даже принятие бюджета в Вашингтоне представляет собой чрезвычайно сложную задачу, поэтому координация желаний и нужд регионов и политиков по обеим сторонам границы будет просто невозможной — разумеется, если речь не идет ни о какой кризисной ситуации. Чтобы совершить такой смелый шаг, потребуется чрезвычайно сильное руководство, которого сейчас нет ни в США, ни в Канаде.

Однако не стоит забывать о том, что в свое время европейцы совершили гораздо более радикальный шаг, объединив населения стран, которые разговаривали на разных языках и уничтожали друг друга на протяжении многих веков. Можно также вспомнить о примерах Экономического и валютного союза стран Карибского бассейна (Eastern Caribbean Economic and Monetary Union) и Экономического сообщества западноафриканских государств (Economic Community of West African States). Все они в определенный момент решили открыть свои границы для торговли и передвижений, при этом не тронув структуры правительства.

Опросы общественного мнения, в рамках которых исследователи ставят перед собой цель выяснить отношение людей к объединению стран, проводятся крайне редко, однако опрос 1964 года показал, что 49% канадцев поддержали бы слияние Канады и США. В 2007 году исследовательская сеть World Values Survey Association, объединяющая тысячи экспертов в области социологии, выяснила, что 77% американцев и 41% канадцев проголосовали бы за политический союз между двумя странами, если бы это повлекло за собой улучшение качества жизни. В 2011 году результаты еще одного опроса показали, что 65% канадцев поддерживают более тесную интеграцию с США, а также план по снятию границы путем слияния таможенных служб США и Канады, а также объединения усилий в вопросах иммиграции, безопасности и обеспечения правопорядка.

Нам вовсе не обязательно становиться единой страной — мы вполне можем остаться США и Канадой. Но у нас есть масса возможностей объединить наши усилия и укрепить связи между нашими странами.