«Терроризм» с человеческим лицом

12-11-2019

Все масштабные трагедии меняют мир. Cразу становится ясным и понятным многое, если не всё, и авиакатастрофа 17 июля на Донбассе лишний раз подтвердила это.
Прежде к противникам государственной системы, особенно если противостояние где-то далеко, относились в лучшем случае, с симпатией или небольшой завистью – хватило же у кого-то смелости отстоять свои права и свободы. В военных конфликтах в лучшем случае их называют «ополченцы» или «повстанцы», в худшем – «сепаратисты», «боевики», «террористы» и далее по списку.

Поэт
му для большинства среднестатистических сытых обывателей ополченец, даже если он прав и справедливость на его стороне, выглядит грубым, суровым бойцом, возможно даже диким, отказавшимся от всех благ цивилизации на время своей справедливой борьбы. И ведь действительно, как-то не до уюта или интеллигентных и хороших манер. Кровопролитная война не имеет человеческого облика, какие уж тут манеры…

Ополченцы Донбасса не стали исключением, однако от поддержки или хотя бы сочувствия от мировой общественности им достались крохотные доли. Слишком уж массивной была пропаганда, сложившая чёткую формулу: ополченцы = Россия = Путин, а Путин плохой, против него нужно ввести санкции, а Украина хорошая, Путин её обижает.

А потом на Донбассе упал малайзийский «Боинг 777».

Лайнер упал на территории, контролируемой ополчением ДНР. Учитывая отношение к ополченцам Донбасса, было не совсем ясно, удастся ли официальным лицам, экспертам и прочим представителям ОБСЕ попасть в зону крушения, ведь они же там зверьё зверьём, стреляют во всё, что движется и вообще, их Путин поддерживает! Они же мародёры, сепаратисты, террористы, хорошо ещё, если тела погибших родственникам отдадут!

Однако поведение властей Донецкой Народной Республики вызвало у мировой общественности удивление. Сразу же после крушения авиалайнера ополчение ДНР оцепило место катастрофы, чтобы предоставить возможность работать спасателям из близлежащих городов. Официальным представителем от ДНР в работе с представителями других стран стал премьер-министр республики Александр Бородай. Он сразу же озвучил позицию властей ДНР, в частности, готовность к сотрудничеству со всеми сторонами, которых коснулась катастрофа, в том числе и с Киевом. Для того, чтобы члены ОБСЕ и малайзийские специалисты без лишних затруднений могли работать на месте катастрофы, было объявлено о прекращении огня в 40-километровой зоне. Правда, малайзийцы прибыли с опозданием из-за обстрела трассы авиацией киевской хунты, но здесь винить в чём-то власти ДНР сложно. Без возражений власти ДНР передали малайзийцам чёрные ящики, без каких-либо препятствий тела погибших были отправлены железнодорожным путём в Харьков. При этом был всего один-единственный момент, когда Бородай нелестно отозвался о киевской власти – он сообщил, что украинская сторона саботирует расследование, задерживая приезд международных специалистов.

Так действовали власти Донецкой Народной Республики.

Проблематично представить себе более цивилизованное поведение.

Как действовала киевская власть?

Оперативно, не дожидаясь даже предварительного расследования, гауляйтер Украины Пётр Порошенко назвал катастрофу малайзийского «Боинга» террористическим актом, сразу же установил виновных – ополченцев Донбасса. И это, обратите внимание, прозвучало в официальном заявлении, а не в Твиттере кого-либо из пресс-службы. Порошенко, по сути, дал команду, а после его слова в различных интерпретациях продублировала практически вся верхушка киевской хунты. Естественно, на место крушения никто из Киева не поехал – как бы принципиально не желая общаться и сотрудничать с «террористами», в действительности — из-за банальной трусости.

Место катастрофы находилось под пристальным вниманием СМИ, однако представителей укроСМИ там не было, они были заняты иными задачами: любое видео, каждый кадр чужого материала им нужно было подать так, чтобы и власти ДНР, и ополчение Донбасса выглядели кровожадными мародёрами, которым чуждо всё человеческое, и потому их нужно либо обезвредить и предать суду, либо уничтожить (второе предпочтительнее). Очень показателен в этом плане сюжет с ополченцем, снимающим кольцо с руки одной из жертв.

Ещё не все точки расставлены над i, не прослушано содержимое «чёрных ящиков», расследование продолжается. Однако ответ на вопрос «кого в действительности можно назвать «террористом» достаточно очевиден. Если кто-то всё же уверен, что ополченцев Донбасса можно называть «террористами», значит, это некий неизвестный прежде терроризм, цивилизованный, с человеческим лицом.

Надо отдать должное Александру Бородаю. Он сделал всё, что было в его силах, впечатление у иностранных специалистов после сотрудничества с премьером ДНР изменилось, несмотря на то, что речь идёт трагедии международного масштаба. И кадр ниже, на котором американский телеканал CNN поставил «правильные» титры можно считать признанием хоть и неофициальным, однако на международном уровне.

Читайте также: Новости Новороссии.