«Благими намерениями выложена дорога в ад»

01-08-2018

Сирийский диктатор Башар Асад в интервью журналу «Der Spiegel» назвал россиян «настоящими друзьями» своей страны. Владимир Якунин, входящий в ближайшее окружение российского президента Владимира Путина, подчеркивает роль Москвы в урегулировании сирийского кризиса. По его словам, Россия спасла мир от войны, которой так стремилась избежать и ООН.

Владимир Якунин стоит во главе ОАО «Российские железные дороги» (РЖД), предприятия с 950 тысячами сотрудников и со второй по протяженности железнодорожной сетью в мире. РЖД занимается реализацией целого ряда геополитически важных проектов, как, например, строительством железнодорожной линии из России в Северную Корею. С 1985 по 1991 годы Якунин был вторым человеком в советском представительстве в ООН. В 2002 году он основал Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций», к рамках которого встречаются и дискутируют представители элиты различных регионов мира.

Der Spiegel: Насколько велики шансы того, что сирийское химическое оружие действительно будет уничтожено?

Якунин: Очень велики. Руководство в Дамаске понимает, что это единственно возможный путь к спасению страны. Однако чтобы сделать шаг к окончанию гражданской войны, нужно понимать суть вещей: в Сирии гибнут тысячи людей, поэтому что религиозные и даже конфессиональные проблемы находятся под сильным влиянием политики и идеологии. Поэтому наш «Диалог цивилизаций» собрал за одним столом представителей как суннитов, так и шиитов – двух крупнейших направлений ислама.

– Каков был результат?

– На наше приглашение откликнулись представители Ирана, Ирака, Иордании, Египта и стран Персидского залива. Несмотря на некоторые разногласия между суннитами и шиитами, все участники встречи сошлись во мнении, что неразрешимых противоречий между ними нет. Но конфликт в Сирии финансируется из-за рубежа и поддерживается, среди прочего, поставками оружия.

– А разве Россия не делает то же самое, поставляя своему давнему союзнику Асаду оружие?

– То обстоятельство, что Сирия на протяжении нескольких десятилетий была нашим партнером, тоже сыграло определенную роль, но не решающую. Я хорошо знаю президента Путина и других лиц в руководстве страны. Они – не узколобые политики, даже если на Западе многие пытаются демонизировать Путина.

– У России есть военно-морская база в сирийском Тартусе, а также геополитические и экономические интересы в этом регионе.

– Решающую роль для России играют нормы международного права и стабильность в регионе. Это не наши войска размещены по всему миру, а американские. Это не мы являемся крупнейшим в мире экспортером оружия, а Америка. И это не мы, а Запад постоянно применяет военную силу без согласия ООН. В последний раз это произошло в Ливии.

– Тогда Россия также проголосовала за введение бесполетной зоны для ВВС Каддафи.

– Но не за бомбардировки всей военной инфраструктуры, повлекшие за собой сотни жертв среди гражданского населения. В итоге над Каддафи, по сути, учинили суд Линча на глазах миллионов телезрителей по всему миру. Разве это то, чего хочет Запад? Ведь вмешательства Запада и его повторяющиеся нападения на мусульманские страны не приводят к демократии в этих странах. Ситуация в Ливии была довольно стабильна. А в Сирии когда-то мирно сосуществовали мусульмане, христиане и евреи. Теперь же там бушует гражданская войны, и страна может распасться на части. Благими намерениями выложена дорога в ад.

– Оружие и деньги сирийским повстанцам поставляют Катар и Саудовская Аравия. Это не западные страны.

– Вашингтон поддерживает с ними стратегическое партнерство. Не надо быть наивными и надо называть вещи своими именами: это страны-сателлиты Америки, действующие с ее согласия. С какой, собственно, стати кто-то смеет обвинять Россию в контексте ситуации в Сирии? Поддерживая правительство в Дамаске, мы поддерживаем законно избранное правительство Сирии. А Запад наоборот помогает повстанцам, в том числе многочисленным бандитам, террористам и боевикам «Аль-Каиды». Не мы, а Запад открыл ящик Пандоры. После развала Советского Союза Кремль перестал играть роль мирового жандарма.

– Могут ли улучшиться отношения между Россией и США в процессе сотрудничества при решении сирийского конфликта, которые резко охладели после того, как Россия предоставила убежище бывшему сотруднику американских спецслужб Эдварду Сноудену?

– Действительно, для улучшения отношений нет лучшего рецепта, чем совместно заниматься решением сложных проблем, как в данном случае вокруг Сирии. Хорошим вариантом является также поиск компромиссов. Так, США в ходе обсуждения резолюции по Сирии в Совете безопасности ООН отказались от идеи прописать в ней возможность нанесения военных ударов по Сирии в случае нарушения резолюции, касающейся ее химического оружия.

– Почему Россия не заставила сирийского президента Асада уничтожить химическое оружие раньше?

– Потому что для такого рода инициатив требуется много времени и огромная закулисная подготовительная работа. А кроме того, на все наши предложения мы слушали от Запада только одно: Асад должен уйти. Так что Путину удалось уберечь мир от новой войны. Он – настоящий миротворец и вполне заслуживает за это Нобелевской премии мира. Ведь Обама пять лет назад получил свою премию мира исключительно авансом, не сделав для укрепления мира ничего конкретного. Он всего-навсего объявил о скором выводе американских войск из Ирака, пусть даже потом и сдержал слово.

– На последних региональных выборах Кремль допустил более жесткую борьбу со стороны своих противников, чем когда-либо раньше. Владимир Путин сделает российскую политическую систему открытой?

– Политическая конкуренция нужна. А иначе стране грозит стагнация.

– Как вы считаете, не нуждается ли Россия в своем национальном аналоге «Диалога цивилизаций», сооснователем которого в качестве международной площадки Вы стали 11 лет назад? Ведь напряженность между россиянами и гастарбайтерами, которые преимущественно приезжают из мусульманских стран, становится все сильнее.

– Необходима умная миграционная политика. Ведь многие из приезжающих к нам даже не говорят по-русски. В этом плане нам есть чему поучиться у США, которым удается со временем превращать приезжих в американцев.