Результаты беседы с судмедэкспертом Корневым. Главная страница : : Форум : : Гостевая книга : : Администрация сайта : : Новости : : Карта сайта : : Дополнительная информация


Буянов Е.В., Корнев М.А.

(д.м.н., ВМА, С-Пб, ул. Лебедева, 37, 04.10.07, 18.10 – 19.20, 23 и 27.10.07, 8.40-9.05)

 

Корнев Михаил Александрович, 27.10.07. ВМА

Ряд вопросов был задан опытному судмедэксперту с целью уточнения предварительных выводов (изложенных ранее в статье «Авария Дятлова: откуда такие травмы») на основе копии материалов дела о расследовании причин аварии группы Дятлова на Северном Урале 01-02.02.1959 г.

В начале беседы Михаил Александрович Корнев сообщил, что на основе анализа протоколов судебно-медицинской экспертизы дела прокуратуры нет оснований для существенных изменений или пересмотра основных выводов, сделанных ранее, и изложенных в статье « Авария Дятлова: почему такие травмы?».

www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=1617

Но ряд уточнений протоколы и акты материалов дела прокуратуры позволяют сделать.

Буянов : В результате чего наступила смерть, и верен ли вывод экспертизы? Есть ли существенные пробелы в выводах экспертизы относительно причин смерти дятловцев, и в чем состоят эти пробелы?

Корнев : Однозначно верен вывод судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть наступила в результате замерзания и полученных травм. Существенных пробелов в выводах экспертизы в этой части нет.

Буянов : Что можно сказать об общем характере травм Дубининой Золотарева, Тибо-Бриньоля и Слободина по материалам судебно-медицинской экспертизы?

Корнев : Относительно общего характера травм дятловцев можно сказать, что по всем признакам они были «совместимы с жизнью». В том смысле, что они не привели к мгновенной смерти. И в смысле их понимания по нормам того времени. Сейчас это понятие несколько смещено из-за того, что некоторые травмы, несовместимые с жизнью по нормам того времени, сейчас считаются «совместимыми с жизнью» при наличии немедленной помощи со стороны специальных медицинских учреждений. Но в тех условиях подобная медицинская помощь отсутствовала.

Буянов : Что можно дополнительно сказать о травме Дубининой по результатам экспертизы?

Корнев : По результатам экспертизы, обнаружившей местное кровоизлияние в стенку сердца, Дубинина получила травму, похожую на ушиб сердца. По материалам дела кровоизлияние имело овальную форму 4х4 см с диффузным пропитыванием тканей кровью на сердце размером 12х4х5. Такая травма опасна для жизни в случае сильного ушиба: смерть может наступить мгновенно. Но в случае «слабого» ушиба сердца или грудной клетки мгновенная смерть не наступает, и человек даже может какое-то время двигаться, особенно в состоянии сильного стресса. Состояние Людмилы Дубининой, скорее всего, было достаточно тяжелым. Но смерть не была мгновенной, а время жизни было неопределенным. Здесь нельзя говорить о «10-20 минутах жизни», как утверждал Возрожденный, - это время могло быть совсем другим. Травма сердца могла лишь ускорить смерть, но главной причиной смерти Дубининой не являлась.

Заключение о том, что у нее «было ребро в сердце» - несостоятельно. Как указывалось ранее, повредить перекард (сердечную сумку) и само сердце крайне трудно из-за высокой эластичности тканей. Кроме того, вблизи грудины ребра имеют хрящевые ткани, - таким мягким ребром трудно нанести внутренние повреждения. А сломами ребер в подмышечных областях повредить сердце практически невозможно, - для этого надо сбоку смять всю грудную клетку в лепешку… Да и по результатам экспертизы никакого прорыва сердца у нее не было, у нее было обнаружено лишь кровоизлияние в ткань сердечной стенки правого желудочка, - в выводах экспертизы под термином «кровоизлияние в сердце» имелось в виду только это. Нельзя также точно утверждать, было ли повреждение сердца прижизненным, или оно возникло уже после смерти. Этот вывод экспертиза не могла сделать точно из-за начала гнилостного разложения тканей. Это повреждение могло быть вызвано просачиванием крови в стенку сердца уже после наступления смерти. Похожим способом, например, образуются трупные пятна на погибших. Травма сердца могла лишь ускорить смерть, но главной причиной смерти не являлась.

Буянов : чем могли бы быть вызваны их травмы, - общий вопрос с конкретизацией :

- воздушной волной взрыва? – Ответ Корнева : нет.

- осколками взрывного устройства: - Ответ Корнева : нет.

- импульсивное сдавливание (надавливание) тяжелого тупого предмета? – Ответ Корнева : «Да, возможно. При общем давлении на большую площадь без внешних повреждений».

- сдавливание массой снега? – Ответ Корнева : «Это реально».

- падением их друг на друга, например, с дерева? – ответ Корнева : «Крайне маловероятно. Это нереально».

- каким-либо воздействием посторонних лиц? – ответ Корнева : «Каким воздействием, и каких «посторонних лиц». По характеру травм, составу улик и описанию событий не видно никаких признаков воздействия каких-то «посторонних лиц». И не видно никаких признаков каких-то сильных воздействий их друг на друга, кроме указанной возможности неудачного оказания первой помощи или неудачной транспортировки уже в травмированном состоянии. Вторичные травмы могли иметь место, но они, скорее всего, не были основными».

- путем падения с высоты? – Ответ Корнева : «Здесь сразу возникает вопрос, - откуда, с какой высоты, и на что они там могли упасть. На их пути не было крутых склонов и сбросов».

Буянов : Могли ли они (Тибо-Бриньоль, Дубинина, Золотарев) с полученными травмами спускаться (идти) вниз с помощью товарищей?

Корнев : Могли. Я говорил об этом ранее. Состояние Дубининой, Золотарева и Тибо-Бриньоля видится тяжелым, но их смерть не была мгновенной, а значит, они какое-то время были дееспособны, и в состоянии стресса могли двигаться Особенно с помощью товарищей.

Буянов : Каков, по-Вашему, ресурс времени активного и пассивного существования их группы в облегченной одежде (лыжные костюмы и свитера) при температуре около минус 30 градусов и скорости ветра 8-15 м/с?

Корнев : Порядка нескольких часов.

Буянов : Можно ли считать опыт большим (4 года), а действия и выводы Возрожденного выполненными на высоком профессиональном уровне?

Корнев : Практический опыт зависит не только от времени работы в данной сфере, но и от того, насколько часто специалист сталкивается с такого рода случаями. Конечно, если судмедэксперт сталкивается с каким-то случаем впервые, его опыт очень мал, и ему бывает очень непросто разобраться в ситуации. Когда позади большая практика расследования определенных случаев гибели людей, тогда разобраться в близком по обстоятельствам деле становится значительно проще. Конечно, с годами опыт накапливается на более широком поле ситуаций и «в глубину» понимания особенностей конкретных ситуаций при расследовании. Каков был опыт Возрожденного? На этот вопрос можно ответить, ответив на другой вопрос: а сколько погибших туристов и аварий с туристами он расследовал за эти 4 года практики? И какие несчастные случаи с переломами ребер и черепно-мозговыми травмами он расследовал?.. А вообще, все знают и все «понимают» только молодые врачи. Со временем приходит понимание других «истин» (реплика вызвала смех).

Буянов : Вот, какого рода «определенные», аналогичные случаи Вы имеете в виду, говоря об аварии Дятлова? На что она похожа из случаев в Вашей врачебной практике? Я на днях имел встречу с операционной медсестрой Солтер, которая делала санитарную обработку дятловцев в Ивделе. Она мне сказала, что и она, и хирург Иосиф Прутков при внешнем осмотре не обнаружили никаких видимых повреждений, - ни повреждений ребер у Дубининой и Золотарева, ни повреждений черепа у Тибо и Слободина. На что это похоже?

Корнев : Можно привести такой пример. При попадании человека под поезд, идущий на большой скорости, человек получает очень сильные повреждения, - и внешние, и внутренние. Но вот представьте ситуацию, которая у меня была в практике: пьяный мужчина в ватнике попадает под поезд узкоколейки, - поезд идет с небольшой скоростью, и почти сразу останавливается. Внешне никаких повреждений у погибшего нет. Но внутри он поломан весь, - ему и кости повредило очень сильно, и внутренние органы помяло и порвало.

Буянов : Понятно. Отсюда следует достаточно определенный вывод: одежда или какие-то внешние предметы могут в отдельных случаях защитить человека от поверхностных повреждений. Но при воздействиях с большими силами или значительными деформациями это не спасет от внутренних повреждений костей и органов. Не так ли?

Корнев : Да, здесь все зависит и от характера нагрузки, и от свойств предметов, через которые она воздействует на человека.

Буянов : Похоже, в данном случае травм Дубининой, Тибо-Бриньоля и Золотарева мы имеем дело с воздействием значительной силы на малой скорости, - в противном случае характер внешних и внутренних повреждений был бы иным?

Корнев : Да, мне видится именно воздействие значительной распределенной силы при малой скорости навалившейся массы или навалившегося тела. При большой скорости или при резком ударе картина повреждений была бы другой.

Буянов: Каково по-Вашему, могло быть происхождение поверхностных травм, - ушиба с кровоизлиянием на бедре Дубининой и раны на плече Тибо-Бриньоля. Могли ли они получить эти травмы, напоровшись в темноте на острия лыжных палок у палатки?

Корнев: Такую возможность нельзя исключить, но в целом провести дифференциальную диагностику этих травм трудно из-за выраженных гнилостных изменений тканей.

Буянов : Насколько профессионально, аккуратно, полно и точно, по-Вашему, выполнены экспертизы погибших (включая документацию)?

Корнев : По материалам дела: документация явно неполная или не совсем профессиональная. Результаты гистологических изменений не являются полными или точными для последних четырех погибших с травмами из-за гнилостных изменений в тканях. Из-за этого трудно определить, были ли отдельные повреждения прижизненными или они произошли уже после смерти.

Буянов : А вот сдавливание в течение некоторого времени грудной клетки Дубининой справа с переломами 6 ребер в области грудины слева и двойными переломами 4 ребер справа, - такое сдавливание не могло вызвать ее травму типа «ушиба сердца» с кровоизлиянием в стенку сердца?

Корнев : Сдавливание, или «компрессия» такую травму однозначно могло вызвать.

Буянов: Могло ли такую травму вызвать падение Дубининой на склоне при наличии отмеченных у нее травм ребер?

Корнев: Да, такую травму могло вызвать падение на склоне при наличии травмы ребер, - картина травмы при таких исходах удара или компрессии могла быть одинаковой.

Буянов : Что можно сказать относительно выводов «доктора Андрея Юрьевича Деева».

Корнев : В целом его отдельные оценки характера травм и патологий кажутся профессиональными, - например, относительно невозможности повреждения сердца обломком ребра. Причем именно с точки зрения врача-реаниматолога, как указано в его материалах. Что такое врач-реаниматолог? Это, прежде всего, врач, который может вернуть человека к жизни путем запуска кровеносной системы, сердца и легких, т.е. восстановления систем дыхания и кровообращения. Если это удалось, - цель достигнута, а вот если нет, то человек погибает. Заключения врача-реаниматолога носят более физиологический характер, чем характер конкретных структурных изменений в органах вследствие травматических повреждений. По этой и другим причинам конечные выводы «доктора Деева» о происхождении травм кажутся неверными. Здесь нет видимой связи травм дятловцев с воздействием какого либо оружия, в частности, ракетного. Целый ряд фактов, изложенных в «материалах Деева», противоречит материалам дела, - например, это касается характера травм и причин смерти Колмогоровой. В материалах дела нет упоминаний о повреждениях основания черепа у Колмогоровой, а причиной ее смерти является замерзание, а никак не травмы. В общем, в «материалах Деева» есть и правильные, и неправильные суждения, - каждое надо рассматривать конкретно.

Четких же выводов об источниках происхождения и механизмах возникновения травм в «материалах Деева» нет. Есть в этих «материалах» только туманные намеки на «ракетную версию» в письме его дочери, на «закрытые дела», на «странности» и различия травм, и на участие каких-то посторонних лиц, следы которых не обнаружены. А вот как, почему и при каких условиях нанесены травмы, у Деева не сказано

Тезисы Корнева, высказанные по телефонному разговору с Буяновым (23.10.07 г., 21.15-21.37) текст согласован):

Корнев:

- ушибы грудной клетки случаются часто, но вот смерть от «ушиба сердца» - очень редкое явление. И происходит она практически всегда сразу, а не спустя какое-то время. Природный механизм смерти всегда одинаков, - смерть наступает в результате остановки дыхания и/или остановки кровообращения. В случае с Дубининой после получения ее травм смерть не наступила, поэтому время жизни Дубининой прямо не определялось этой травмой.

- компрессионное сдавливание грудной клетки могло явиться причиной травмы сердца Люды Дубининой, - механизм возникновения такой травмы вследствие давления снежной массы в данном случае виден.

- на дееспособность человека почти не влияет количество переломанных ребер; при множественных переломах ребер человек сохраняет способность передвигаться.

- вероятно, ткань палатки, одеяла и одежда предохранили дятловцев от наружных повреждений закрытых участков тела, но от внутренних повреждений спасти не могли.

- все разговоры о каком-то «ракетном или «взрывном» происхождении травм дятловцев несерьезны.

Судмедэксперт Корнев согласился со следующим выводом, сделанным совместно:

- травмы дятловцев могли быть вызваны компрессионным сдавливанием значительной нагрузкой, распределенной по площади. Такой нагрузкой в тех условиях, скорее всего, являлась нагрузка со стороны локального оползня снежной лавины, подмявшего заднюю часть палатки с небольшой скоростью значительной снежной массы.

После разговора с Корневым я обнаружил странный факт в материалах дела (в актах судмедэкспертизы). У всех дятловцев размеры сердца отличаются незначительно, в пределах до 2 см для каждого размера: Колмогорова: 12х10х5 см, Слободин: 11х10х6, Тибо-Бриньоль: 13х12х5,5, Дубинина: 12х4х5, Дятлов: 12х10х7, Золотарев: 13х10х6, Колеватов: 13х12х5, Кривонищенко: 12х10х5,5, Дорошенко: 13х10х6. И только Дубинина «выпадает» из общего ряда: у нее второй размер почему-то очень мал: всего 4 см. Я задал вопрос Корневу, а он ответил, что это наверняка ошибка, допущенная при записи. Такого быть не может (4 см – «сердце ребенка»). После некоторых размышлений, я понял, что, скорее всего, при перепечатке на машинке с рукописи нечетко записанную цифру 9 «машинально» приняли за 4, поэтому размеры сердца Дубининой 12х9х5. Нельзя использовать этот факт для спекуляций и ненужных дискуссий, - его объяснение найдено.

Характерный момент: при желании вокруг такого ничтожного факта можно было б огромную и пустую дискуссию развернуть, каких уже было много. Вместо этого лучше бы просто тихо проверить факт, и найти ему разумное объяснение.

Буянов Е.В. и Корнев М.А., ВМА, 27.10.07,

Несколько очень «конкретных» вопросов по выводам, сделанным Возрожденным я задал Корневу при личной встрече 27.10.07 г.

Буянов : Правилен ли вывод Возрожденного о времени жизни Дубининой, - он ограничил время ее жизни 10-20 минутами.

Корнев : этот вывод неправильный . Если Дубинина не умерла сразу, время ее жизни определить невозможно.

Буянов : Правильно ли утверждение Возрожденного о том, что травмы дятловцев могли быть вызваны «воздушной волной взрыва».

Корнев : Это утверждение неправильное . Такие травмы не могли быть вызваны «воздушной волной взрыва».

Буянов : Как Вы оцениваете «дееспособность» дятловцев после получения ими травм? Прежде всего, в части возможности спускаться вниз. Правилен ли вывод Возрожденного о «недееспособности» детловцев, их неспособности передвигаться после получения травм?

Корнев : после получения травм они были дееспособны, - Дубинина и Золотарев могли спускаться вниз. Множественные переломы ребер не делают человека недееспособным. Ушиб сердца или грудной клетки не делает человека недееспособным, если смерть не наступает сразу. Что касается Тибо-Бриньоля, то здесь есть неопределенность. Он мог при получении травмы потерять сознание, но мог и находиться в сознании. Способность передвигаться он мог не потерять даже после временной потери сознания. Он мог очнуться, и идти вниз вместе с остальными. В состоянии стресса они все могли какое-то время двигаться, пока не произошел упадок сил и не начали сказываться факторы замерзания. Вывод Возрожденного о неспособности дятловцев передвигаться после получения травм неверен .

 

Выводы Буянова на основе заключений судмедэксперта :

1. Травмы дятловцев были получены в результате импульсивного сдавливания, которое в тех условиях, скорее всего, было вызвано сходом пластовой лавины, подмявшей палатку со стороны задней стенки. При этом не было значительных наружных повреждений вследствие защиты закрытых частей тел одеждой и предметами снаряжения, - палаткой и одеялами, но отмечены многочисленные наружные повреждения их открытых частей тела, - на голове и на руках практически у всех участников группы.

2. Травмы дятловцев не могли быть вызваны воздушной волной взрыва или падением с небольшой высоты (порядка высоты собственного роста или высоты препятствий на рельефе, по которому они передвигались).

3. Дееспособность дятловцев вследствие полученных травм не была нарушена, - по крайней мере, в отношении Дубининой и Золотарева это можно утверждать точно. В отношении Тибо-Бриньоля однозначный вывод сделать трудно, - он также мог сохранить дееспособность, либо способность к передвижению с помощью товарищей. Выводы судмедэксперта Возрожденного о «10-20 минутах жизни Людмилы» и о недееспо c обности дятловцев после получения ими травм, являются неверными. Тезис о «ребре в сердце» Дубининой (приписываемый обычно Л.Н.Иванову) является неверным, - такая травма не могла быть нанесена ребром.

4. Рана сердца Людмилы Дубининой в виде кровоизлияния в стенку правого желудочка сердца, наиболее вероятно, также была вызвана компрессионным сдавливанием. Рана не вызвала мгновенной смерти, а потому не являлась главной причиной гибели Людмилы. Главной причиной гибели Людмилы было замерзание, а травма сердца только ускорила гибель. Травма сердца могла возникнуть и вследствие уже посмертных изменений в тканях (точно это установить не удалось потому, что процесс разложения тканей зашел достаточно далеко – даже до разрушения отдельных органов в области головы).

5. В целом травмы дятловцев не были столь тяжелыми, как это представляли Возрожденный и Иванов. После получения травм группа Дятлова не потеряла способность к самостоятельному передвижению. Тезис о неспособности группы передвигаться после получения травм является неверным.

6. В целом выводы судмедэксперта подтверждают события «лавинного» этапа аварии Дятлова и этапа отступления группы в зону леса, подтверждают способность группы спуститься в зону леса при наличии травм, полученных в палатке. Выводы судмедэксперта подтверждают утверждение: гибель всех участников группы произошла от замерзания, а их травмы главными причинами гибели группы не являлись травмы лишь ускорили трагическую развязку. Они не позволили всей группе действовать достаточно правильно, быстро и эффективно в условиях аварийной ситуации. Травмы явились сильным фактором, который отягчил ситуацию наряду с другими навалившимися факторами стихии: холодом, ветром. События аварии Дятлова по «природной» версии (лавина - потеря снаряжения – замерзание при пониженной температуре и на ветру) откорректированы и дополнены по замечаниям судмедэксперта Корнева.

7. По-видимому, травмы дятловцев явились одной из главных причин, заставивших их покинуть палатку и спешно отступить в зону леса, - это решение в тех условиях обрекло группу на гибель от замерзания. При этом ими двигало желание спасти своих травмированных товарищей, укрыть их в лесу, помочь им согреться у костра тогда, когда у них еще не произошел упадок сил, и когда они еще могли передвигаться. Травмы явились одной из причин, почему дятловцы не стали раскапывать заваленную снегом палатку: эти действия в темноте были не только сложны, но и очень опасны ввиду возможности получения новых травм от повторного схода «снежной доски» на палатку. Травмы явились одной из причин поспешных действий без дальнего расчета последствий. После получения травм дятловцами овладел синдром «повышенной опасности» подобно тому, как после удара землетрясения в городах люди начинают бояться подходить к домам из-за опасности новых обрушений, а после взрыва автобуса начинают бояться «автобусов» (недавний случай в Тольятти). В общем, травмы явились одной из тяжелых составляющих стихии, помешавших группе справиться с аварийной ситуацией и не позволивших группе уйти от гибели в сложных условиях природной среды.

 

Буянов Е.В., Борзенков В.А.

 

Свидетельство Солтер 

По результатам разговор с Солтер 03.10.07. С-Пб. 2810.07 (по телефону), район станции метро «Ленинский проспект». Изложено от лица Буянова.

Петербургский адрес Солтер мне сообщил Владимир Борзенков ( Vlbr ). Не знаю, где он «откопал», упорный, но адрес оказался точным. Я, правда, не был уверен, что это та самая «Мария Ивановна Солтер», поскольку она в действительности «Пелагея Ивановна Солтер». Но в начале разговора быстро выяснилось, что это она, - та самая операционная медсестра из Ивделя, которая и беседовала с «двумя корреспондентами», и имела разговор в поезде (а смена имени и фамилии на отдельных этапах ее жизни была следствием нелегких обстоятельств, связанных с репрессиями ее родственников, - здесь я детали не стал выяснять).

Человек она в летах (1920 г.р.), не очень хорошо слышит и не очень хорошо все помнит, - тем разговор был затруднен. Еще я не смог договориться с ней заранее: телефон не смог узнать (у нее его нет). Не сразу удалось добраться до квартиры: на звонки не отвечали… Но в конце концов Пелагея Ивановна вышла, и наш разговор состоялся. Я его начал, зачитав короткую выдержку из статьи Вадима Черноброва «Уральские сталкеры: бегство с горы мертвецов», в которой и упоминалось о разговоре с Солтер.

( http://www.x-libri.ru/elib/chern005/index.htm , -Статья Черноброва «Уральские сталкеры: бегство с горы мертвецов»).

В каком году авария была, Пелагея Ивановна точно не помнит, но она не возражала, что это было в 1959 году.

Она мне сказала, что видела «туристов» еще живыми у «правления» в Ивделе. Молодые, красивые ребята. А потом их «в конце зимы» стали привозить мертвыми. Причем сначала привезли «двух девушек» (я про это упорно ее переспрашивал, но она это определенно утверждала). Вот здесь у нее обнаружилась какая-то «нестыковка»: ведь среди пятерки погибших была только Колмогорова (протокол осмотра от 4 марта, как и у Дорошенко, Кривонищенко и Дятлова, а осмотр Слободина, найденного 5 марта – от 8 марта), а вот вторую, - Люду Дубинину, - нашли позже, не в конце февраля, а в мае, - протокол ее осмотра датирован 9 мая (как и у Золотарева, Тибо-Бриньоля и Колеватого).

Потом привезли еще троих. Следующих погибших привезли значительно позже. Сколько их было, - она точно не помнит, хотя по заявлению ее мужа их было 9. Она точно не помнит, сколько погибших было потому, что их привозили не всех вместе, а партиями по 2-3 человека, - а сколько было таких привозов, точно не помнит. Привозили их военные.

Примечание 1. Это понятно: транспортировка производилась на военных вертолетах с военного аэродрома Ивделя, и, возможно, в ней были задействованы солдаты и офицеры Ивдельлага, - участники поиска (конец примечания 1).

По ее рассказу, один из туристов остался жив, - он покинул группу и явился в больницу Ивделя, где ему сделали операцию по удалению аппендицита, - вот так она запомнила обстоятельства, связанные с Юрием Юдиным.

Вскрытия по ее словам они не проводили, а только делали санитарную обработку и отправляли. Причем хирург Прутков (по ее словам теперь покойный) согласился осмотреть и обработать погибших только с ней вместе, и при наружном осмотре и наружном прощупывании тел никаких повреждений не обнаружил. Поэтому все утверждения в статье Черноброва о том, что в Ивделе производилось вскрытие – неверны. Не делали там вскрытие, а делали только осмотр и сан обработку перед отправкой в Свердловск.

Трое ребят по ее словам были при поступлении «очень грязными», - по всем признакам эти трое были из ручья, хотя она запомнила их, как троих из «первой партии» (которых привезли после «девушек»). Здесь, видимо, воспоминания сместились по времени.

Пелагея Ивановна переехала в Петербург из Ивделя в 1999 г к своей дочери, которая живет неподалеку (и которая в свое время после учебы вышла замуж и осталась в Петербурге). Из разговора я понял, что ее муж, В.К.Солтер (1925 г.р.), придерживается версии «вакуумное оружие», а сама Пелагея Ивановна считает, что «после взрыва «огненного шара» они все расползлись и погибли…». Вот такие у них представления о причинах аварии.

В.К.Солтер предложил мне обратиться в УГТУ-УПИ за разъяснением причин аварии, (как будто там мне могли сказать что-то новое!)… При первой встрече он не захотел меня внимательно выслушать, считая, видимо, что я плохо осведомлен, и попросил меня не обращаться более с расспросами. Но и по тому, что он сказал, я понял, что в отдельных вопросах он более осведомлен и лучше помнит отдельные детали этой истории, чем Пелагея Ивановна. В общем, она мне поверила, а он нет. С ней я простился, оставив на память книгу Анны Матвеевой и свою визитку. Больше я решил ней прямо не обращаться: мне было неудобно, что я потревожил покой и память старых людей без их предварительного согласия.

В общем, я выяснил и понял, что все спекуляции на «свидетельстве Солтер» были построены в основном на выдумках и заблуждениях, которые к этому свидетельству «пристыковали» те, кто невнимательно выслушал Пелагею Ивановну, и кто «добавил от себя» несуществующие детали (например, все домыслы о «закрытом вскрытии»). Все рассуждения о каких-то 11-ти погибших, о каких-то «вскрытиях» в Ивделе – все это выдумки. Ничего там, в Ивделе, особенного не было. Просто дятловцев там в морге больницы отмывали и упаковывали перед отправкой в Свердловск. При сем мелькали люди: те, кто привозил, кто увозил, корреспонденты (среди них и Яровой), юристы (следователи), да и родственники погибших могли появляться. Только и всего. При этом и каких-то других умерших людей тоже отмывали и отправляли на похороны. И ничего особенного там не было…

Обращаю внимание, коллеги, на такое обстоятельство, отмеченное Солтер: при внешнем осмотре и прощупыванием хирургом Прутковым внутренние повреждения дятловцев не были обнаружены. Это обстоятельство подтверждается и показаниями Коротаева, который утверждал, что об этих травмах стало известно только по результатам вскрытия в Свердловске (от паталогоанатома Ганса). А что из этого следует? А следует то, что и сами дятловцы плохо понимали, какие травмы они получили. Они о них судили не по внешним, а по внутренним признакам, в основном по болям в местах надлома костей. Среди них врачей не было, и судили они о травмах только по болевым реакциям… При сильных болях (которые, видимо, были) давил на них и страх неизвестности: что случилось, насколько опасны травмы для жизни?..

Я на сайте – http://infodjatlov.narod.ru/ (в каталоге) наткнулся на письма Солтер в адрес Юдина. Никаких видимых разночтений того, что она мне сказала, с тем, что изложено в этих письмах, я не обнаружил. Но я обнаружил одно видимое уточнение. Солтер в разговоре со мной утверждала, что к ней в самом начале поступили «2 девушки». А в письме к Юдину утверждалось, что в первой партии было 2 девушки и 1 парень. А во второй партии было 3 парня (3 человека). Итого 6. А дятловцев ведь в первой партии было 5. Еще из разговора я понял, что Солтер всегда (!) включала в число дятловцев и Юдина (единственного, оставшегося в живых), - вместе с ним их было 10 (она их видела живыми вместе). Что же из этого следует? А следует, скорее всего, то, что в первой партии вместе с Колмогоровой поступила какая-то посторонняя девушка, - умершая, но не входившая в состав группы Дятлова. Вот она-то и была «дополнительной» в этой компании. Она фактически поступила до начала поступления дятловцев, но оказалась вместе с ними в морге. Она плюс 10 дятловцев, - вот и получается та самая цифра в 11 человек, на которой строились всякие «домыслы» и предположения тех, кто не разобрался в ситуации. Скорее всего, было именно так. Одна дополнительная умершая, поступившая формально до поступления с дятловцам, а фактически вместе с ними (в их партии), - и все становится на свои места. А то, что эта девушка не принадлежала группе Дятлова, было со временем забыто… Из писем следует однозначно, что Солтер не знала паталогоанатома Ганса (проводившего вскрытие и гистологические исследования), - это еще раз подтверждает факт, что вскрытие в Ивделе не производилось.

А то, что в число «11-ти» дятловцев входила одна посторонняя и один оставшийся в живых (Юдин), спекулянты не поняли потому, что не проверили этот факт, не разобрались в нем как следует.

Для чего я все это выяснял? Да для того, чтобы всю эту ерунду отмести, все эти домыслы и спекуляции на основе непроверенных фактов о каких-то непонятных «11-ти погибших туристах», да о результатах каких-то таинственных «вскрытий» в Ивделе, которых не было на самом деле. Кажется, здесь что-то удалось прояснить. Моя благодарность Владимиру Борзенкову, - он сделал не меньше меня для написания этой заметки (указав адрес Солтер).

26.10.07 я получил письмо от Виктора Константиновича Солтер, - мужа Пелагеи Ивановны Солтер. Он прислал письмо в ответ на мое, которое я послал ему после встречи с Пелагеей Ивановной и с ним 03.10.07. В письме он рассказывает о том, как прожил в Ивделе 48 лет. Работал по лесозаготовке, много занимался охотой и рыбалкой, ходил по горам. Наблюдал и «огненные шары» в полете ночью. Он тоже в определенный период жизни работал в «части 240» перминского ВОК, - там же, где и Пелагея Ивановна. Работал старшим инженером по сбыту древесины.

Я позвонил ему, и у нас состоялся телефонный разговор. В разговоре (да и ранее) он сказал, что Пелагея Ивановна уже плохо помнит события тех лет (понятно: возраст, а по возрасту она на 5 лет старше Виктора Константиновича: В.К.). Но сам Виктор Константинович хорошо помнит, что погибших дятловцев было 9, а десятым был Юрий Юдин, сейчас живущий в Соликамске (его П.И.Солтер помнит, как вернувшегося из похода и прошедшего через больницу). В.К. хорошо помнит, как привезли первых 5 погибших, - привезли на грузовике с военного аэродрома.

Так что все рассуждения о каких-то там «11-ти» погибших, - это просто неверно переданная информация. Что-то кто-то услышал в вагоне. Сам В.К. говорит, что действительно такой разговор в вагоне с Солтер был… Что она действительно видела их еще живыми в Ивделе, а потом принимала погибших на сан обработку в морг части 240…

Надеюсь, теперь тема об "11-ти" погибших закрыта. Не стоит спекулировать на ложном факте.

 

  
rss